Введение

Профессиональная этика сотрудников органов внутренних дел

Заключение

Профессиональный долг, честь, совесть – основы нравственных отношений в правоохранительной деятельности

Понятие, особенности и социальные функции этических категорий

Введение

План

Сотрудников ОВД

Тема № 4. Категории профессиональной этики

Тема: «Категории профессиональной этики

Фондовая лекция

По учебной дисциплине «Профессиональная этика»

сотрудников ОВД»

Обсуждена и одобрена на заседании

Кафедры профессиональной этики и эстетической культуры

протокол №7 от « 22 » марта 2007 г.

Москва - 2007

Основная литература:

1. Кодекс Чести Рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации (1993 г.).

2. Щеглов А.В. Профессиональная этика сотрудников органов внутренних дел: Программа курса. М., 2001.

3. Мехед Т.Г., Щеглов А.В. Профессиональная этика сотрудников органов внутренних дел: Курс лекций. Часть 1. М., 1998.

4. Щеглов А.В. профессиональная этика сотрудников органов внутренних дел: Курс лекций. Часть 2. М., 1999.

5. Щеглов А.В. Профессиональная этика сотрудников органов внутренних дел: Курс лекций. Часть 3. М., 2001.

6. Щеглов А.В. Профессиональная этика сотрудников органов внутренних дел: Учебно- методические материалы. М., 2002.

7. Психология. Педагогика. Этика: Учебник для вузов. /под ред. Наумкина Ю.В. М., 1999. (Главы 13-18).

8. Психология.. Педагогика. Этика: Учебник для вузов. 2-е изд., испр. и доп. доп./ Под ред. Наумкина Ю.В. М., 2002. (Главы 11 – 16).

9. Профессиональная этика сотрудников правоохранительных органов. Учебное пособие / Под ред. Опалева А.В. и Дубова Г.В. ( год издания – любой).

10. Кукушин В.М. Твоя профессиональная этика. М., 1994.

11. Пылёв С.С. Духовно- нравственные и культурные основы деятельности полиции и милиции России ( история и современность). Монография. М., 2003.

Дополнительная литература:

1. Кукушин В.М. Профессиональная этика, этикет и такт работников органов внутренних дел. М., 1991.

2. Кукушин В.М. Полицейская деонтология: Социологический анализ зарубежных концепций. М., 1994.

3. Советы молодому милиционеру (О культуре поведения на службе и в

быту). М., 1996.

4. Гусейнов А.А., Апресян Р.Г. Этика. Учебник. М., 1998.

5. Гусейнов А.А. Великие моралисты. М., 1995.

6. Зеленкова И.Л., Беляева Е.В. Этика: Учебное пособие. Минск, 1997.

7. Грядовой Д.И., Малахов В.П., Пылёв С.С. Вопросы формирования моральных потребностей сотрудников органов внутренних дел. М., 1996 г.

8. Профессиональная этика и эстетическая культура сотрудников правоохранительных органов: Материалы международной научно-практической конференции в Московском университете МВД России 6 декабря 2002 г. М., 2003.

Категории этики — это понятия, которые отражают наиболее общие и существенные стороны морали. Они образуются в ходе исторического развития человечества как результат его практической деятельности.

В отличие от обыденных представлений нравственного сознания, которые зачастую носят стихийный, неустойчивый характер, категории этики имеют научное обоснование.

К числу основных категорий этики относятся добро и зло, честь и достоинство, долг и совесть. Освоенные человеком, превращенные в личные убеждения, категории этики обладают активной, действенной силой: побуждают людей следовать той или иной социальной норме (добро); избегать отрицательного воздействия объектов (зло); вырабатывать в себе внутренние стимулы и регуляторы деятельности (совесть).

Значение этих категорий для сотрудников органов внутренних дел определяется еще и тем, что они дают возможность осознать нравственную ценность их профессиональной деятельности, служат основой формирования потребности творческого отношения к своей деятельности, способности отдавать свои силы добру и справедливости.

Центральными понятиями морального сознания и важнейшими категориями этики являются добро и зло. Они выступают наиболее обобщенной формой оценки и разграничения нравственного и безнравственного в поступках отдельного человека и деятельности больших социальных групп.

Этика рассматривает понятия добра и зла в соответствии с такой категорией как «благо», употребляемой для обозначения положительной ценности предметов и явлений.

В обыденной жизни благом принято называть все, что служит удовлетворению материальных и духовных потребностей людей, приносит им наслаждение или удовлетворение. Поэтому благами называют, прежде всего, предметы, полезные для человеческой жизни, — пищу, жилища, одежду.

В качестве духовных благ выступают духовные ценности: образование, предметы культуры, нравственные ценности — добро, справедливость и т. д. Наличие необходимых благ — непременное условие существования человека, общества, условие их развития и совершенствования.

Загрузка...

Категорию блага можно рассматривать в качестве собирательного понятия по отношению ко всей совокупности конкретных благ. В различных социальных условиях материальные и духовные блага по-разному удовлетворяют человеческие потребности, а нередко выступают в противоположной роли: то, что является благом для одних, не является благом для других. Противоречия особенно обостряются, когда благо одних достигается за счет других.

Мораль как раз и должна регулировать взаимоотношения между отдельными людьми и обществом, создавать гармонию общественных и личных интересов.

Этика конкретизирует категорию блага в понятиях общественного и личного блага. Под общественным благом понимается совокупность общих материальных и духовных ценностей, которая обеспечивает обществу и каждому человеку наилучшие возможности для развития. Личное благо понимается как совокупность частных условий наиболее совершенной индивидуальной жизни и личного развития, зависящих, в конечном счете, от общих социальных условий.

Обеспечение общественного блага составляет главное условие личного блага. Стремясь к благу, человек активно преобразует мир во взаимодействии с другими людьми и в этой практической деятельности становится творцом добра и зла. Так добро оказывается органически связано с благом, не случайно, что в истории этики понятия блага и добра часто отождествлялись.

Благу и добру всегда противостояло зло. Добро – это все, что способствует благу, а зло – все, что разрушает благо. Делать добро — значит активно противостоять злу, бороться со всеми формами его проявления.

Зло — категория этики, по своему содержанию противоположна благу и добру. В нем обобщены и выражены представления о безнравственном, противоречащем требованиям морали, поступки и отрицательные моральные качества, заслуживающие осуждения. Зло есть все, что противостоит общественному и личному благу, все, что направлено против добра.

На борьбу со многими формами проявления зла: преступностью, воровством, нарушением законности и правопорядка, пьянством, наркоманией и т. п. и направлена деятельность сотрудников органов внутренних дел. Именно на них, в первую очередь, возложена борьба с указанными явлениями.

Борьба со злом, с преступностью, с правонарушениями, систематическая воспитательная, профилактическая работа органов внутренних дел — все это есть утверждение добра в жизни общества.

Работники органов внутренних дел, борясь с преступностью, способствуют уменьшению социального зла и возрастанию добра в обществе. В этом проявляется нравственное содержание их профессиональной деятельности.

Естественно, что в деятельности сотрудников органов внутренних дел по отношению к закоренелым преступникам и трудновоспитуемым лицам применяются различные формы принуждения, что, в известной мере, является злом.

В решении вопроса о применении насилия в борьбе со злом этика исходит из того, что в тех случаях, когда методы убеждения не дают положительного эффекта, принуждение еще необходимое средство борьбы со злом. Нравственная правомерность использования средств принуждения обусловлена объективной потребностью нашего общества в борьбе с нарушениями норм права, защите законных интересов народа. И их применение нравственно оправдано лишь по отношению к нарушителям законности и правопорядка, т. е. они направлены против меньшинства и в интересах подавляющего большинства и имеет своей целью не только кару, но и исправление, перевоспитание. Кроме того, характер и вид применения мер принуждения зависит от характера и содержания вида правонарушения, степени тяжести проступка, т.е. от учета всех обстоятельств, при которых этот проступок был совершен. Само их применение должно быть справедливым.

1. Понятие, особенности и социальные функции этических категорий.

Как и всякая наука, этика располагает богатым арсеналом категорий. Именно они наряду с законами, принципами, методами составляют основу содержания любой науки. Само слово «категория» греческого происхождения. Им обозначаются наиболее общие понятия, отражающие существенные стороны действительности. Это – узловые пункты человеческого познания.

По аналогии можно сказать, что категории этики – это наиболее общие понятия, отражающие самые существенные стороны и моменты морали и составляющие теоретический аппарат этики как науки. Категории этики – это образования духовного, идеального порядка, которые существуют и оформляются на теоретическом уровне нравственного сознания. Они есть не что иное, как субъективное отражение нравственной стороны бытия, и представляют собой систематизированное, научно обоснованное, теоретическое знание о морали как социальном явлении.

Категории этики выполняют и некоторые «служебные» функции самой науки. Во-первых, они являют собой бесконечные ступеньки познания морали как сферы общественных отношений. Во-вторых, категории этики представляют собой своеобразный инструмент познания. В-третьих, этические категории – это форма движения, развития морального познания от сущности первого порядка к сущности второго порядка и т.д.

Центральными понятиями морального сознания и основными категориями науки этики с древнейших времен являются добро (благо) и зло. Они являются наиболее обобщенной формой оценки и разграничения нрав­ственного и безнравственного в поступках отдельного человека, деятель­ности больших социальных групп, а также крупных исторических событий. Наличие необходимых благ – непременное условие существования общества и человека, их развития и совершенствования. Материальные блага – это прежде всего пища, одежда, жилье, средства передвижения и др. В качестве духовных благ выступают духовные ценности: познание, образование, предметы культурного потребления, нравственные ценности, красота и т.д.

Добро (благо) отражает наиболее общие интересы, устремления, по­желания и надежды на будущее: то, что должно быть и что заслуживает одобрения. В современной этике добро раскрывается в нескольких различ­ных, но тесно взаимосвязанных аспектах: а) добро как моральное качест­во поступка; б) добро как совокупность положительных принципов и норм морали; в) добро как нравственный мотив и нравственная цель поступка; г) добро (добродетель) как моральное качество человека, которое выра­жается в таких понятиях, как добросовестность, ответственность, един­ство слова и дела и т. д.

Формы проявления добра и добродетели многообразны и в принципе присущи всякому человеческому позитивному качеству, поведению или поступку. Например, в отношении к труду – это добросовестность, самоотверженность, точность, аккуратность и т.п.; в отношении к человеку – это гуманность, справедливость, доброжелательность, чуткость, тактичность и пр.

Зло – категория этики, противоположная добру. В нем обобщены представления о безнравственных поступках и человеческих качествах, наносящих людям вред и заслуживающих морального осуждения. Это все то, что противостоит об­щественному и личному благу, все, что направлено против добра: ра­сизм, шовинизм, бюрократизм, все виды правонарушений и преступлений, пьянство, наркомания и т.п.

Добро и зло являются самыми общими категориями этики. Вся деятельность людей происходит в границах добра и зла. Вследствие этого категории добра и зла выполняют методологическую функцию, ибо практически невозможно рассматривать другие этические категории иначе, как через призму этих самых общих категорий.

Категории добра и зла находятся в тесной диалектической взаимозависимости и взаимосвязи. Не существует абсолютного добра и абсолютного зла. В каждом добром поступке можно обнаружить элементы зла и в каждом злом – хоть крошечную частицу добра. Более того, добро и зло могут меняться местами, не меняя при этом своего объективного содержания. Известно, что в древней Спарте младенцев, родившихся с какими-либо физическими недостатками, сбрасывали в пропасть, а в древней Японии старых немощных людей относили живыми в долину смерти, где они и заканчивали свой земной путь. Тогда это рассматривалось как добрые деяния, сейчас же мы считаем это варварством. «Представления о добре и зле так сильно менялись от народа к народу, – писал Ф.Энгельс, – что часто прямо противоречили одно другому»[1]. Тем не менее, как утверждал Л.Н. Толстой: «Доб-ро есть вечная, высшая цель нашей жизни. Как бы ни понимали добро, жизнь наша есть не что иное, как стремление к добру»[2].

Следует подчеркнуть, что одно и то же явление в одно и то же время может быть оценено и как добро и как зло. Убийство человека само по себе – зло. Но если в схватке сотрудников правоохранительных органов с бандитами последние были убиты, то это деяние получает нравственное оправдание и рассматривается как добро, благо. Призывы к убийству людей с позиции общей нравственной нормы безнравственны и представляют зло. А вот статья Ильи Эренбурга под названием «Убей немца» во время Великой Отечественной войны стала своеобразной программой действий для бойцов Красной Армии.

Выше было сказано, что нет абсолютного добра или зла. Так, победа советского народа в Великой Отечественной войне – благо, но гибель многих миллионов людей ради ее достижения – зло. Не случайно говорят, что нет худа без добра, а добра без худа. Есть истина и в утверждении, что благими намерениями вымощена дорога в ад. Для достижения благой цели часто приходится прибегать к компромиссам, выбирать меньшее зло. О проблеме морального выбора, т.е. выбора варианта действий, при котором зло будет наименьшим, пойдет речь впереди. Сейчас лишь необходимо подчеркнуть, что дело это весьма сложное и требует от исполнителей всестороннего рассмотрения и обоснования. Возьмем, например, проблему освобождения заложников. Вариантов здесь много. Можно пойти по пути выполнения требований преступников: выплатить им требуемую сумму денег, дать твердую гарантию сохранить им жизнь и т.п. Однако этот «наиболее легкий» путь является в то же время самым неэффективным и самым безнравственным, ибо только поощряет бандитов и провоцирует их на совершение подобных деяний и впредь. Есть путь уговоров, есть путь освобождения силой, иногда удается добиться нужного результата хитростью. Но во всех случаях речь идет прежде всего о том, чтобы торжество добра было достигнуто меньшим злом.

Объективным критерием добра всегда является реализация наиболее существенных интересов людей, достигаемая через гармонию личного и общественного. Конечно, решать эту задачу, как правило, весьма трудно, но к этому стремиться следует всегда.

Очень близко к категории добра примыкает категория справедливости. Справедливость – категория морального, правового, а также политического сознания. Предметом нашего рассмотрения является справедливость прежде всего как категория морального сознания. Она реализуется в системе нравственных отношений и повседневной моральной практике людей. Что касается служебной деятельности работников правоохранительных органов, то можно с полным основанием утверждать, что эта категория является ее базой, целью и смыслом.

В самом общем виде справедливость – это соответствие человеческих отношений, действий, поступков и т.д. моральным и правовым нормам, включающее равное воздаяние за определенное деяние. Это соответствие может проявляться в следующих основных формах:

1) Между ролью отдельных людей, социальных групп, профессиональных образований и т.п. и их социальным положением. Так, например, социальная роль колхозного крестьянства в первые годы советской власти была чрезвычайно велика: оно было кормильцем страны, оно было основным источником средств для проведения индустриализации, оно поставляло более половины молодых людей для службы в армии. Социальное же положение крестьянства было незавидным: оно находилось практически на положении крепостных. Колхозники были обязаны выработать определенное властями количество трудодней, им устанавливались обязательные поставки мяса, молока, яиц, шерсти и т.п., даже в тех случаях, когда никакой живности они не имели. Они не имели паcпортов, а вознаграждение за труд им начислялось не деньгами, а трудоднями, которые после выплаты обязательных поставок государству зачастую имели грошовую ценность. Именно эта несправедливость и обусловила хроническое отставание сельского хозяйства, которое наша страна не может преодолеть до сих пор. Или другой пример. Роль учителей и врачей в жизни общества невозможно переоценить. Но в таком бедственном положении, в каком они оказались ныне, они не были даже в трудные годы Великой Отечественной войны. Разумеется, и в этом случае говорить о справедливости не приходится. Следует добавить, что и социальное положение и материальное обеспечение работников силовых структур также не отвечает той ответственной роли, которую они выполняют в жизни общества и государства. И эта несправедливость по отношению к работникам «службы справедливости» является одной из основных причин правонарушений, совершаемых сотрудниками органов правопорядка.

2) Между преступлением и наказанием. Эту проблему сотрудникам правоохранительных органов приходится решать ежедневно и ежечасно. Возьмем для примера такую службу, как ГИБДД. Сотрудник этой службы имеет множество возможностей воздействовать на нарушителя ПДД – от доброжелательной укоризны до наложения штрафа или лишения водительских прав. Формальный подход в данном случае не выполняет своей главной – воспитательной – роли и вызывает у нарушителя только злобу и раздражение. И, наоборот, когда мера воздействия справедлива, т.е. точно соответствует характеру нарушения с учетом личности водителя, то такое завершение инцидента не оставляет нехорошего осадка в душе ни у водителя, ни у сотрудника. К сожалению, данное обстоятельство часто упускается из виду сотрудниками милиции, и это не в последнюю очередь является причиной того, что в настоящее время отношения между населением и милицией оставляют желать лучшего. Вместо сотрудничества с гражданами сотрудники органов не так уж редко наталкиваются на враждебность или недоверие. И если в прежние годы Маяковский имел полное право выразить восприятие милиции населением словами: «Моя милиция меня бережет», то сегодня немало граждан скажут вслед за поэтом Николаем Доризо: «Раньше меня охраняла милиция, а теперь – моя интуиция». В результате органы правопорядка остаются один на один с преступниками, равно как и граждане часто не находят у них защиты. Это – и вина и беда и тех и других. Это – результат недальновидной политики, делающей акцент на устрашение, на карательные формы, которая проводилась в нашей стране в последние годы и привела к существующему положению.

3) Между достоинством людей и его признанием как со стороны граждан, так и со стороны представителей государства. Когда человек рассматривается не как цель, а как средство, когда он становится объектом манипулирования, когда бесчестные люди, подхалимы, пустозвоны, приспособленцы преуспевают, а достойных работников дискредитируют и унижают – такая несправедливость раскалывает и коллектив и общество в целом, ведет к противостоянию социальных групп, административных работников и населения.

Справедливость, как и другие категории этики, – категория конкретно-историческая. Ее понимание, ее наполненность определяются как существующими условиями, так и близкой к ней категорией равенства. Близость этих категорий не означает их тождества. При наличии равенства в тех или иных сферах жизни не всегда можно говорить о торжестве справедливости. В средние века, например, признавалось равенство только представителей того или иного класса или социальной группы (т.е. по социальной принадлежности). И лишь такое равенство признавалось справедливым. Буржуазные революции раздвинули границы равенства до утверждения равенства между всеми людьми – прежде всего равенства перед законом. Принцип «свобода, равенство и братство» всех граждан был провозглашен впервые в «Декларации прав и свобод человека и гражданина», принятой в августе 1789 года, и был впоследствии положен в основу французской конституции. Позже он был в той или иной форме включен в конституции практически всех буржуазно-демократических государств. Однако неопровержимым фактом было и остается то, что до подлинной справедливости и равенства (даже перед законом) еще далеко. Так, знаменитый Билль о правах, принятый в США в 1791 году, не только провозглашал, но и гарантировал всем гражданам свободу слова, собраний, право на охрану личности, жилища и имущества, на скорый публичный суд и др. Тем не менее совсем недавно, еще на памяти ныне живущих людей, чернокожие в этой стране рассматривались как люди второго сорта. То же можно сказать о латиноамериканцах и о выходцах из Азии. Да и сейчас в воззрениях многих людей эти предрассудки еще живучи и реализуются в их поступках. Словом, декларированное равенство далеко не всегда и не сразу ведет к справедливости и гармонии.

Имея много общего с категориями других наук, этические категории обладают и некоторыми особенными чертами.

Во-первых, они отражают ту сторону общественных отношений, которая связана с поведением людей, с их отношением друг к другу, к обществу, государству, семье, к коллективу с точки зрения добра и зла, долга, чести, справедливости. При этом они не всегда выступают в чистом виде, а переплетаются с категориями других наук, высвечивая в них именно нравственный аспект.

Во-вторых, категории этики носят оценочный, аксиологический характер. Другими словами, их все можно оценивать с точки зрения добра и зла, хорошего или плохого, а сами они могут выступать формой этой оценки: человек долга, честный, порядочный, справедливый, ответственный и т.п. или же наоборот – непорядочный, бесчестный, беспринципный и пр.

В-третьих, они являются средством регулирования взаимоотношений и поведения людей как определенная побудительная сила, выражая нравственные требования общества с позиций сущего или должного.

В-четвертых, авторитет и значимость категорий этики, равно как и всех других нравственных образований: принципов, норм, требований, правил и т.п., базируются на силе общественного мнения или самосознании личности.

Наконец, в-пятых, в категориях этики и особенно в близких к ним понятиях морали в значительно большей степени, чем в категориях и понятиях других наук, выражена эмоциональная сторона общественных отношений.

Категории этики, как уже говорилось выше, объективны по содержанию и субъективны по форме. Объективность содержания означает, что в нем сконцентрировано то, что есть в реальной жизни и не зависит от сознания людей. Но оно, это содержание, может по-разному оцениваться людьми. Эта оценка зависит от целого ряда факторов: интеллектуального развития личности, ее нравственной культуры, а также от образа жизни, от принадлежности к определенной социальной группе. Именно этим объясняется то обстоятельство, что нравственная оценка одного и того же жизненного события разными людьми часто бывает различной.

Среди категорий этики можно выделить: категории морального сознания, категории нравственных отношений и категории нравственной деятельности. Моральное сознание в значительной степени определяет нравственное поведение, дела и поступки личности; в свою очередь только реальная нравственная практика является критерием истинности нравственных установок сознания.

Вернемся, однако, к более подробному рассмотрению категорий выделенных выше трех групп. Первая группа – это категории собственно морального сознания. К ним относятся: моральный принцип, моральная норма, моральная или этическая категория, моральное убеждение, нравственная цель, моральный выбор и т.п.

В принципе можно утверждать, что все категории этики являются и категориями морального сознания, ибо, какие бы стороны морали они не отражали, все они фиксируются в моральном сознании. Сущностные категории морального сознания: добро, зло, долг, честь, достоинство, совесть и другие – занимают центральное место в системе категорий, но их нельзя отрывать от нравственных отношений и моральной практики, ибо в этом случае они теряют свою земную точку опоры и превращаются в пустые абстракции. Простое морализирование, оторванные от жизни разговоры о добре и зле, справедливости и несправедливости мало чего дают. Более того, они ведут к ханжеству, демагогии, равнодушию. «Читать мораль» – нет ничего вреднее для нравственного воспитания. И наоборот, если категории морального сознания отражают реальные отношения и действия, активно воздействуют на них, то несомненно, что они помогают лучше понять суть происходящего.

Категории второй группы – это категории нравственных отношений. К ним можно отнести такие, как нравственное взаимодействие, нравственный конфликт, моральный авторитет, моральная репутация и др. По своей функциональной роли нравственные отношения есть выражение взаимодействия моральных субъектов. Эти отношения и оцениваются как нравственные потому, что они характеризуются теми или иными моральными оценками: дружественными, товарищескими, доверительными, уважительными, лицемерными, злобными, враждебными и т.п.

Наконец, это категории моральной практики, или функционально-поведенческие. В них находит выражение процесс реализации личностью тех или иных нравственных качеств на практике, в обыденном, повседневном поведении. К такого рода категориям, например, относятся: моральный (или аморальный) поступок, моральное воздаяние, моральные последствия и санкции. Через них материализуются такие категории нравственного сознания, как моральный долг, честь, достоинство, героизм или трусость, справедливость или несправедливость, верность или измена, благородство или низость, великодушие или жестокость и т.п.

В категориях данной группы раскрывается, в конечном счете, назначение морали как регулятора человеческих отношений.

Рассмотренные особенности, классификация и сущность этических категорий имеют не только теоретическое, но и общеметодологическое значение. Без них, в частности, невозможен анализ профессионально-этических категорий, ибо они по сути дела являются конкретизацией категорий общей этики. Набор этих категорий достаточно велик, но мы остановимся только на анализе самых существенных из них, поскольку они занимают большое место в деятельности сотрудников правоохранительных органов.

2. Профессиональный долг, честь и совесть – основа нравственных отношений в правоохранительной деятельности.

Категория долга – одна из важнейших в этике вообще и среди категорий профессиональной этики в особенности. Долг – это общественная необходимость, выраженная в нравственных тре­бованиях к личности. Выполняя требования долга, личность выступает как носитель определенных моральных обязанностей перед обществом, ко­торый осознает их и реализует в своей деятельности. Сферу морали с достаточным основанием именуют сферой должного. Будь добрым, будь честным, будь справедливым. Будь! В долге, как ни в какой другой категории, силен обязательный побудительный момент. Он не только четко формулирует саму идею, но и придает ей повелительный характер: зовет, требует, настаивает на ее претворении в жизнь. Быть человеком долга – значит не только знать его сущность, его требования, но и следовать этим требованиям на практике.

Многие из великих высоко ценили чувство долга. И.Кант писал, что долг – это именно то великое, что возвышает человека над самим собой. «Не забывай

долга, – как бы вторит ему А.Блок, – это единственная музыка. Жизни и страсти без долга нет»[3].

Областью, в которой категория долга получила особенно большое признание, издавна были сферы военной и правоохранительной деятельности. Именно в этих сферах деятельности долг, действительный или мнимый, использовался и используется как крайне действенная движущая людьми сила. Поэтому нередко при преследовании узкопрагматических или карьеристских целей возникает соблазн демагогического манипулирования этой категорией. Разобраться, где долг истинный и где ложный, – дело не такое простое.

Служебный долг сотрудника правоохранительных органов, будучи составной частью общественного долга, является нравственным в его объективном и субъективном выражении. Моральная ценность объективного содержания долга состоит в том, что он подчинен решению самой высокой и справедливой задачи: защиты прав и свобод личности, обеспечению безопасности своей страны, укреплению правопорядка. Однако потенциальные возможности служебного долга могут проявиться только в том случае, если они дополняются субъективно нравственным отношением к нему, когда общественные обязанности воспринимаются и осознаются как личные, как глубинная потребность и убеждение в справедливости и правоте дела, которому служишь.

Долг сотрудника правоохранительных органов – это высокая и почетная обязанность, вытекающая из объективных потребностей защиты личности, общества и государства, освященная государственно-правовыми требованиями и внутренними нравственными побуждениями.

Отношение к общественному долгу характеризует не только личность, но и коллектив, и духовные силы общества в целом. В правоохранительных органах придается первостепенное значение долгу как непосредственному регулятору деятельности их сотрудников. Механизм поведения сотрудников правоохранительных органов, суть нравственных отношений в их коллективах основывается на трех важнейших факторах:

зависимости сотрудника от коллектива, государства и общества, его заинтересованности в общественной поддержке и одобрении, находящей эмоциональное выражение в чувстве и муках совести;

определенной свободе, независимости сотрудника, которая выражается в возможности выбора той или иной линии поведения в пределах объективно определенного спектра возможностей;

ответственности сотрудников за результаты и возможные последствия «свободы» своих действий, т.е. обязанности каждого отдельного сотрудника быть готовым ответить за свой моральный выбор в рамках нравственных норм, формируемых коллективом и обществом.

Нравственный долг сотрудников правоохранительных органов имеет объективную и субъективную стороны. Объективная определяется потребностью защиты безопасности государства и общества, обеспечения прав и свобод его граждан. Субъективная представляет четко сформированные задачи, поставленные государством перед правоохранительными органами: сознательность и ответственность сотрудников при выполнении возложенных на них задач по укреплению правопорядка, защите безопасности государства и общества, прав и свобод его граждан; готовность и способность каждого сотрудника осознать требования нравственного долга, свое место и роль в общем деле, определить свое внутреннее отношение к долгу, предъявить высокие требования к самому себе.

Определенные задачи правоохранительных органов становятся добровольной и целенаправленной деятельностью, так как они воспринимаются сотрудниками как справедливые и истинные. Внутренний побудительный мотив органически входит в самую суть нравственного долга каждого сотрудника правоохранительных органов как источник его нравственных сил.

Следует заметить, что требования общественного долга едины для всех членов общества. Однако труд сотрудников правоохранительных органов особый. Специфика требований долга обусловлена характером задач, стоящих перед сотрудниками, особенностями организации, своеобразием условий, в которых протекает их деятельность. Эта организация требует особой ответственности, организованности и напряжения нравственных и физических сил.

В силу специфики организации правоохранительных органов нравственные отношения в них регламентированы нормами права более детально, чем в других сферах гражданской жизни, т.е. в значительной своей части носят деонтологический характер. Поэтому долг не столько пожелание, сколько требование государства и общества, и его веления должны быть выполнены. Нравственное содержание долга подкрепляется правовыми требованиями, имеющими силу закона. Через нравственную основу долга раскрываются высокие качества – исполнительность и разумная инициатива, самоотверженность и мужество, достоинство и честь, активное отношение к общественным обязанностям.

Все отношения, которые прямо выражают и закрепляют профессиональный долг, обладают нравственным и правовым авторитетом. Отступление от норм морали, как правило, всегда является одновременно и нарушением юридических норм. В требованиях юридически оформленного профессионального долга, выраженного в Присяге, уставах, наставлениях, инструкциях, заключены и моральная оценка и правовая норма. В сфере профессионального долга нет юридических требований, которые были бы лишены моральной силы, как нет и нравственных норм, лишенных правовой ответственности.

В профессиональном долге нельзя категорично разграничивать правовые и нравственные требования. Специфическим качеством правовой стороны, как известно, является возможность высшего контроля, пусть даже потенциального, вероятность применения административной санкции, наказания в случае невыполнения предписания. Моральные же нормы реализуются на основе внутренней убежденности, веления совести, под влиянием силы общественного мнения. Здесь же оба этих «компонента» сливаются воедино.

Удачная формулировка такого слияния была найдена в наставлении для сотрудников пограничной службы, где предписывалось: «Служить …с усердием, нелицемерно и добровольно, по существующим учреждениям и уставам, …не позволяя себе ни вражды, ни из свойств дружбы, а тем более из корысти и взяток ничего противного долгу присяги. …Посему лени, нерадения и неприлежности к порученному делу не должно быть. Никто не должен простирать власти своей за пределы, представленные законом»[4]. И отсюда органично вытекал основной нравственный принцип пограничников: «Принцип служения не за страх, а за совесть, принцип сохранения верности патриотическому и служебному долгу». Данное требование, без всякого сомнения, уместно рассматривать как непреложное для всех структур правоохранительных органов.

Следовательно, профессиональный долг представляет собой единство правовой и нравственной сторон, так как моральные требования совпадают с государственной волей. Правовая санкция и моральный мотив имеют различия в характере их воздействия на сознание и волю сотрудников правоохранительных органов. Если правовая санкция более оперативна, то действия, совершаемые по внутреннему убеждению, моральному мотиву, обладают основательностью, устойчивостью, постоянством, но необходимо время, чтобы даже подготовленный в моральном отношении сотрудник совершал поступки в строгом соответствии с нравственными принципами. Правовая санкция действует немедленно, по мере необходимости, с применением государственного принуждения к отдельным сотрудникам. Нравственные требования распространяются на все многообразие человеческих поступков. Они наиболее подвижны с точки зрения отражения и оценки изменений в отношениях сотрудников.

Следует обратить внимание на то, что практические задачи формирования нравственных отношений в правоохранительной деятельности требуют решения проблемы морального критерия деятельности сотрудников. Определение критерия моральной оценки выполнения профессионального долга требует анализа деятельности и мотивов поведения сотрудника и служебного коллектива. Нравственным мерилом профессионального долга являются не слова, а дела, практическая сфера, которая образуется из отношений к государству и обществу и сотрудников друг к другу. Хорошо известно, что высокие морально-патриотические и профессиональные качества сотрудников формируются в основном в процессе их активного участия в профессиональной и общественной деятельности.

В понятие нравственного критерия выполнения профессионального долга сотрудниками правоохранительных органов входят не только его практические результаты, но и мотивы деятельности. Ни объективные последствия деятельности (ее результаты), ни субъективные побуждения (мотивы деятельности) в отдельности не дают ответа на вопрос о нравственной ценности выполнения профессионального долга. Чтобы это осуществить, важно выяснить степень ответственности сотрудника за выполнение поставленной задачи и осознания ее служебно-деловой важности, а также степень учета им реальных возможностей решения задачи и последствий его действий. Кроме того, нравственная оценка конкретного поведения сотрудника предполагает учет его предшествующей деятельности.

Моральный критерий профессиональной деятельности ориентирует на максимальные возможности развития нравственных сил сотрудников и основывается на углублении субъективной стороны профессионального долга.

В связи с этим крайне важное значение в деятельности правоохранительных органов приобретает категория моральной ответственности, которая в этике употребляется в нескольких значениях и в существенной мере коррелируется с категорией профессионального долга, являясь в определенной степени одной из его составляющих. Одно содержание вкладывается в это понятие, когда мы говорим, что человек ответственно относится к своему делу. Другое – когда речь идет об ответственности перед обществом за совершенный проступок. Третье – когда мы связываем ответственность с совестью, четвертое – когда ответственность соотносится с категорией свободы. Можно говорить об ответственности как особом свойстве сознания, как свойстве поведения, как мере общественного принуждения и т.д. Все эти значения не противоречат друг другу, а лишь подчеркивают ту или иную грань данной категории. В любом случае ответственность выражает отношение общества или человека к выполнению субъектом нравственного долга.

Совершение человеком поступка так или иначе затрагивает интересы других людей, общества. Поскольку любой поступок выражает реальную связь личности с другими людьми, а полученный результат имеет определенное значение и для них, то он всегда накладывает на данную личность определенную ответственность. Моральная ответственность условно может быть разделена на внутреннюю и внешнюю.

Внутренняя ответственность, являющаяся атрибутом такой моральной категории, как совесть, – это способность личности осознавать последствия своих действий и поступать в соответствии с этим осознанием, руководствуясь нормами морали. Внешняя ответственность выступает в виде общественных санкций за действия личности.

Иногда ответственность подразделяют на позитивную (перспективную) и негативную (ретроспективную). Позитивная (перспективная) ответственность – это сознательное и добросовестное выполнение личностью предъявляемых к ней требований. Она ориентирует на должное исполнение субъектом возложенных на него обязанностей. Негативная (ретроспективная) ответственность – реакция общества или личности на совершенные проступки.

Негативная ответственность отличается от внешней ответственности тем, что санкции к субъекту за безнравственные действия при этом виде ответственности может предъявлять не только общество, но и сам субъект. Этим, кстати, моральная ответственность отличается и от юридической ответственности, которая всегда связана с применением мер государственного принуждения. Кроме того, юридическая ответственность означает, что правонарушитель обязан претерпеть лишения и неблагоприятные последствия личного (например, лишение свободы), имущественного (штраф) или организационного (увольнение) характера. Моральная ответственность связана в первую очередь с общественным или личным осуждением, хотя это осуждение может повлечь за собой определенные действия, имеющие для нарушителя морали негативные последствия: изгнание из коллектива, разрыв дружбы, отказ в оказании помощи и т.п. Человек, нарушивший нормы морали, может сам осудить свои действия и наказать себя.

В этой связи встает вопрос о мере ответственности. Если в определении меры юридической ответственности действуют четкие правовые рамки, то моральная ответственность таких рамок не имеет. Моральная ответственность тем и специфична, что общество или сам человек в каждой конкретной ситуации определяют, в какой форме и в какой мере осудить совершившего проступок. Поэтому общество готово простить малозначительные правонарушения человеку, которому симпатизирует, и, напротив, не оставит без осуждения любые промахи неприятного ему человека. Один человек, совершая безнравственные поступки, не чувствует ни малейшего сомнения в допустимости своих действий, другой, сделав недоброе дело, будет казнить себя до конца жизни. Однако это ни в коей мере не означает, что мера моральной ответственности не имеет под собой объективных оснований. Такими основаниями являются степень вреда, нанесенного проступком, и степень вины нарушителя моральных норм.

В этике существовали две крайние позиции по вопросу о мере ответственности. Одна из них – фаталистическая – говорит о предопределенности поведения человека свыше и, следовательно, отсутствии у него свободы выбора. А если человек не волен выбирать, то он не может и нести ответственность за свои действия. Другая позиция – волюнтаристская – делает вывод о фактической безответственности человека либо потому, что человек абсолютно свободен, и поэтому никто не вправе привлекать его к ответственности, либо потому, что человек обязан отвечать за все, происходящее в мире, то есть на самом деле не отвечать ни за что конкретно.

На практике отголоски этих концепций могут проявляться в стремлении снять с себя ответственность, прикрываясь ссылками на «объективные обстоятельства», или в попытках представлять себя отвечающим за то или иное дело в целом, чтобы не нести ответственность за конкретные действия. Как часто можно слышать, что дело борьбы с преступностью буксует из-за перегруженности сотрудников правоохранительных органов, текучести кадров, низкой материальной обеспеченности и т.п. Но давайте зададим себе вопрос, а все ли мы сделали, что от нас зависит, чтобы, несмотря на эти обстоятельства, выполнить свой служебный и гражданский долг до конца? Иначе говоря, не прикрываемся ли мы теми самыми «объективными обстоятельствами», чтобы снять с себя моральную ответственность за происходящее в обществе?

В действительности мера ответственности за моральный выбор вытекает из диалектики свободы и необходимости. В отечественной этической литературе фактически общепризнано положение, в соответствии с которым личность ответственна в меру свободы выбора, то есть она отвечает лишь за то, что она объективно могла и субъективно должна была выбрать и реализовать в поступке.

Применительно к специфике правоохранительной деятельности, имеющей в качестве своего атрибута (обязательного, неотъемлемого условия) строгую иерархизированность всей правоохранительной системы, следует принять во внимание следующее обстоятельство. С каждым повышением, переходом на более высокую ступень служебной лестницы у руководителя повышается степень свободы его служебной деятельности. Иными словами, на более высокой должности он получает право принятия самостоятельного решения по более сложным проблемам, чем на прежней должности, когда он был обязан в этом плане исполнять решения вышестоящих начальников. Но! И это следует прочно запомнить: одновременно возрастает и степень его ответственности за принятое решение, ибо, будучи ошибочным, оно негативно скажется на гораздо более широком контингенте сотрудников и сорвет решение гораздо более важной задачи, чем те, которые прежде находились в сфере его компетенции. Поэтому обязательное условие кадровой политики: сотрудник только в том случае назначается на более высокую должность, если он в состоянии понимать и принимать на себя эту более высокую ответственность.

В последние годы остро встал вопрос об ответственности право­охранительных органов и их сотрудников за совершенные ими действия. Суть этого вопроса состоит в следующем: в какой мере и за что они могут и должны нести ответственность.

На первый взгляд, решение данного вопроса достаточно просто: мера ответственности, как было отмечено, определяется мерой свободы выбора, то есть наличием объективных возможностей для альтернативных действий и степенью следования нравственным требованиям. На вопрос «за что?» должен быть дан только такой ответ: за конкретные противоправные (в случае юридической ответственности) или аморальные (в случае нравственной ответственности) действия конкретных лиц или органов государства. Однако в действительности оценка действий человека или целой организации не всегда укладывается в «прокрустово ложе» той или иной формулы. Так, скажем, несут ли ответственность нынешние органы безопасности и органы внутренних дел за деятельность их предшественников во времена сталинских репрессий? Можно ли привлечь к ответственности следователя или судью, которые действовали в рамках закона, но сам этот закон был неправовым? Можно ли возлагать ответственность на правоохранительный орган, если проступок или преступление совершил его сотрудник? На эти и многие другие вопросы нельзя дать однозначный ответ «да» или «нет». Они требуют глубокого анализа и должны решаться по-своему в каждом конкретном случае с учетом всех сопутствующих им обстоятельств.

К числу наиважнейших категорий профессиональной этики относится категория чести. Честь – это положительная социально-нравственная оценка человека или учреждения, авторитет, репутация; это одно из главных нравственных качеств, высшая степень честности, порядочности и благородства. Профессиональная честь – это признание общественным мнением и осознание самими сотрудниками правоохранительных органов высокой социальной ценности (нужности и важности) самоотверженного выполнения своего долга.Чувство чести – это мощный движитель дел и поступков сотрудников правоохранительных органов. Заслужить звание «человек чести» можно только безупречным исполнением служебного долга и требований нравственности. Обрести это звание непросто, а чтобы потерять его, достаточно совершить всего лишь один недостойный поступок. Недаром еще наши далекие предки учили: «Береги честь смолоду».

Сотрудники правоохранительных органов в своем большинстве – люди чести. Она проявляется у них прежде всего в выполнении ими своего служебного долга. Его специфика в том, что и в мирное время выполнение долга требует мужества, выдержки, а порой и самопожертвования. Как правило, они не говорят о своем высоком предназначении, о постоянной опасности, сопровождающей их при выполнении долга. Они его просто исполняют, и люди им благодарны за это.

Честь сотрудника правоохранительных органов неотделима от чести коллектива, подразделения, в котором он несет свою нелегкую службу. Поэтому он не может позволить себе ничего такого, что позорило бы его товарищей по службе. Честь коллектива – это и его честь. Здоровое честолюбие – не чуждое чувство для сотрудника правоохранительных органов. Правильно понимаемое честолюбие не вредит общему делу, а наоборот, придает дополнительные силы для его выполнения. Другое дело, когда честолюбие гипертрофировано, перерастает в карьеризм, когда человек готов использовать самые грязные средства для достижения своекорыстных целей.

Наконец, еще об одной составляющей категории чести – верности данному слову. Человек слова! Это такое важное качество человека, что иногда оно даже отождествляется с понятием чести. Дал слово – сдержи его, пообещал что-то – выполни. В противном случае тебя перестанут уважать и просто назовут болтуном, лжецом, необязательным человеком. Ничто так не подрывает чести сотрудника органов правопорядка, как нарушение данного слова, отступление от него. В конце концов он неизбежно теряет авторитет, и его ждет неотвратимое фиаско.

Категория чести, как следует из вышеизложенного, действительно одна из важнейших в нравственной культуре сотрудника правоохранительных органов. Дорожить честью – это долг и повседневная обязанность. Содержание чести как категории в значительной степени зависит от уровня общей культуры человека, его духовного и физического развития, умения мыслить по-государственному. Этому надо постоянно учиться.

Категория чести очень близко примыкает к категории достоинства. Эти категории практически совпадают по своему объективному содержанию, но различаются по форме. Оценка чести – это оценка общественного мнения, а оценка достоинства – это прежде всего дело самой личности.Безусловно, и последняя оценка происходит не в отрыве от общественного мнения, просто в данном случае акцент переносится на собственную самооценку, которая опять-таки базируется на осознании своих заслуг перед обществом и своей личной самоценности.

Кроме того, честь – это бескомпромиссное следование моральным принци­пам и нормам, ориентированным на нравственный идеал, нравственная воспитанность, убежденность, а достоинство – помимо манеры держать себя определенным образом в обществе выступает часто как реакция на тот или иной тип отношения к себе. Это позволяет рассматривать честь как понятие в основном мировоззренческое, а достоинство – эмоциональное.

Необходимо отметить, что если понятие чести довольно однозначно, то понятие достоинства имеет многоплановую структуру. Так, если любой человек имеет законное право на защиту своего достоинства правоохранительными институтами, то это относится только к определенному миниму­му форм отношения к личности – в силу того, что она принадлежит к роду человеческому и общество конституционно гарантирует ей защиту этого права. Однако уважение обществом достоинства личности – это огромный диапазон различных форм, имеющих многоступенчатый, иерархизированный характер – от обязательного соблюдения элементарных правил этикета до строгого соблюдения ритуалов, церемоний, отдания почестей, выраже­ния восторженного восхищения, глубокого почтения и т.д. Степень этого уважения определяется как общественным статусом личности, так и ее заслугами, ее авторитетом, в том числе и незапятнанной честью. Точное соответствие между степенью личностных достоинств и формами обращения по отношению к личности окружающих зависит от их нравственной воспи­танности, знания этикетных правил, чувства такта, а также от их куль­туры, в том числе и культуры общения.

В чувстве собственного достоинства немаловажную роль играет чув­ство гордости человека, основывающееся на осознании своих заслуг перед обществом и людьми. Точно так же чувство профессионального достоинст­ва основывается на понимании сотрудниками правоохранительных органов сложности, трудности и важности для общества своей профессии, чувстве гордости своей профессией.

Проистекая из самоценности человека как цели в себе, достоинство его личности играет для всего жизненного самочувствия и счастья чело­века не меньшую, а чаще большую роль, чем материальное благополучие, здоровье и даже сама жизнь. Человек может вынести множество лишений, но, как правило, он не переносит унижения, которое лишает его чувства собственного достоинства, возможности уважать самого себя. Без такого уважения человек утрачивает многие свойства человека, не­редко идет на самоубийство, на преступления.

Любое умаление человеческого достоинства наносит страшный урон и общей нашей духовности, ибо освящает самые низменные качества чело­века. Например, доносительство, анонимные письма «ревнителей морали», которых Салтыков-Щедрин справедливо назвал «мерзавцами на правильной стезе», предательство близких и друзей вносят в нашу среду подлость и конформизм. Поэтому всегда и везде охрана и защита достоинства че­ловека – важнейшая цель всех политико-правовых институтов и любой го­сударственности. Это настоятельно выдвигает необходимость утвержде­ния принципа человеческого достоинства как абсолютного нравственно-правового принципа правопорядка. Чтобы противостоять стремлению неко­торых сотрудников правоохранительных органов достигать профессиональ­ных целей любой ценой, этот принцип:

устанавливает, что только тот имеет право на применение закона к поведению человека, кто по-настоящему уважает неповторимую индиви­дуальность другого и не допускает отношения к нему просто как к сред­ству, но всегда только как к цели общественного развития, к достиже­нию общественного блага;

запрещает в процессе профессионально-правоохранитель-ного обще­ния допускать пренебрежение, умаление или ущемление достоинства лич­ности и предписывает вносить в свое поведение чувство меры и такта, объективности и беспристрастности в отношении к лицам, с которыми со­трудник правоохранительных органов соприкасается в силу исполнения служебных обязанностей;

предписывает в полную меру использовать процессуаль­ные и институциональные возможности установленного правопорядка, чтобы оградить достоинство и права личности от умаления и нару­шения, будь то со стороны граждан или со стороны государственных органов и учреждений.

Следует подчеркнуть, что категории чести и достоинства очень близки к категории совести. Поэтому выражения «человек чести» и «совестливый человек» представляются чуть ли не идентичными.

Совесть – это осознание и чувствование моральной ответственности человека за свое поведение, за содеянное или предполагаемое действие перед другими людьми, служащее ему руковод-ством в оценке и выборе своих намерений и поступков, соответствующих потребности прогрессивного развития общества и каждой личности. Что значит поступать по совести? В самом общем плане это означает думать и действовать в согласии с требованиями морали. Если мораль требует от человека творить добро, а он приносит людям зло, его начинают мучить укоры совести. Мораль требует от человека быть справедливым в отношениях с другими людьми, и если он поступает наоборот – значит поступает вопреки зову совести. То же можно сказать и о нарушении всех других требований морали.

Требования совести – это внутренние, а не внешние требования, и от них, образно говоря, нельзя убежать. Можно не прийти на помощь пострадавшему, закрыть глаза на нарушения закона коллегой, уйти от справедливого наказания – нельзя лишь убежать от совести, поскольку нельзя убежать от самого себя. Совесть – это внутренний страж поведения людей, побуждающий их на добрые дела и недопускающий переступить грань, отделяющую добро от зла. «Совесть – опасная штука, – говорит один из шекспировских героев, – из-за нее человек попадает в трусы: хочет он украсть – совесть не велит, поклясться – совесть остановит, согрешит он с чужой женой – совесть тут же его обличит»[5].

Основой, базой совести является понимание и переживание человеком нравственных ценностей. Зная, например, что защита прав человека – это требование общества, совесть решительно протестует против их нарушения или игнорирования вообще. Долг или какую-либо другую обязанность можно выполнять по-разному: под страхом наказания или по велению сердца, то есть по совести, в силу глубокого убеждения в необходимости его выполнения. Кары можно в конце концов избежать, от надсмотрщика – убежать, от совести – нет. Именно совесть характеризует сущность человека. Утеря совести, даже умаление этого чувства означает деградацию человеческого начала личности.

Формы проявления совести у людей могут быть самыми разными. Совесть, в частности, проявляется в форме нравственного удовлетворения. Действительно, исполненный долг, помощь человеку, в ней нуждающемуся, защита от насильника, уважительное отношение к старшим, женщине, забота о детях, пусть даже связанные с переживаниями, трудностями, а то и с риском для жизни, вызывают у человека чувство душевного удовлетворения, счастья и радости от содеянного. Человеку легко и свободно дышится, он смотрит на мир открытыми глазами. В народе такую совесть называют чистой, а ее носителей – людьми с чистой совестью. К сожалению, попадаются и другие, про которых такого и не скажешь. Это скорее люди с черной совестью, что, пожалуй, равнозначно ее отсутствию. Это люди без совести, но они никогда в душе не могут быть счастливы, ибо счастлив только тот, кто находит нравственное признание со стороны общества, коллектива, других людей.

Другой формой проявления совести является стыд, чувство стыда. Чувство стыда испытывается как перед другими людьми за безнравственное деяние, ставшее известным им, так и перед самим собой – за поступок или поступки, о которых люди, товарищи по службе могут даже не догадываться. Этот стыд проявляется в форме угрызений совести. В последнем случае нравственные переживания, душевные терзания могут приобретать даже большую силу, чем в первом случае. «Стыд, – отмечал К.Маркс, – это своего рода гнев, только обращенный вовнутрь»[6].

И только раскаяние, открытое признание своей вины могут освободить душу от мук совести. Не так уж плохо постигли психологию людей служители церкви, которые разработали целый ритуал покаяния. Чтобы «очиститься», облегчить душу, получить «отпущение грехов», многие люди, презревшие нормы морали, прибегали к пожертвованиям на возведение храмов, других богоугодных заведений, школ, детских приютов. Честное признание своей вины, глубокое раскаяние в совершенном, честный труд, честная служба выступают главным лекарством для очищения совести. Еще Демокрит писал, что раскаяние в постыдных делах есть спасение жизни.

Совесть может реализоваться в форме сомнения. Сомнение есть результат незнания или неполного знания, поспешности или игнорирования объективных законов, уступок себе или групповым интересам и т.п. Поэтому человек и терзается сомнениями: а правильно ли я поступил? Этот вопрос не дает человеку спокойно жить: он вроде и прав, и неправ, и в основе этого чувства – неспокойная совесть.

Короче говоря, совесть выступает как огромная побудительная сила. Ее категоричность – живи и служи по совести – в какой-то мере сближает ее с категорией долга. Совесть с полным основанием можно назвать другой стороной долга. Резко выраженное в долге внешнее императивное начало в совести представлено как внутреннее. Как чувство долга, так и чувство совести имеют в своей основе самосознание, самооценку личного отношения к окружающему миру, к действующим в обществе нравственным нормам.

Заключение

Особое значение имеет проблема долга и свободы выбора в профессиональной этике. Профессиональные требования к работникам милиции предполагают проявления самостоятельности, инициативы и творчества от каждого работника. Данная деятельность связана не только со строгим соблюдением законов, норм, предписаний, но и умением самостоятельно ориентироваться в сложной обстановке, развитием интуиции, творческим подходом, риском. Выполнение профессионального долга не сковывает, а развивает свободу воли сотрудника, помогает ему утверждаться как самостоятельной творческой личности. В рамках общих требований, регламентированных уставом, ему предоставляется возможность в свободе действий. При выполнении конкретных задач в разнообразных и трудных условиях и ситуациях, он не только имеет право, но и должен быстро ориентироваться и самостоятельно (часто с долей риска) действовать. Поэтому долг, дисциплина и свобода — тесно взаимосвязанные стороны профессиональной деятельности работников органов внутренних дел.

Важнейшую роль в исполнении работником милиции своего служебного долга играет чувство совести.

Часто совесть выступает как измеритель нравственной культуры сотрудников органов внутренних дел, особенно тех случаях, когда в целях достижения поставленной цели (часто гуманной) сотрудник прибегает к недостойным методам. Для работников милиции особенно важно требование морали: благородные цели не могут быть достигнуты аморальными средствами. С точки зрения нравственного критерия, в уголовном процессе недопустимы такие средства как ложь, гипноз, наркоз, использование невежества, суеверий. Тем более неприемлемы запрещаемые законом такие приемы, как насилие, издевательство, угрозы. Предотвращение самой возможности использования данных приемов должно основываться на высокоразвитом чувстве совести. Работники правопорядка решают свои профессиональные вопросы в основном в конфликтных ситуациях, которые таят в себе опасность срывов в поведении сотрудника. Допущение даже малейших послаблений и отступлений от моральных и законных принципов поведения может формировать негативные представления у граждан об органах милиции. Это опасно тем, что разрушает взаимосвязь милиции с населением, лишает ее активной поддержки масс в охране правопорядка. Высокие моральные и деловые качества — правильно осознанный долг, достоинство, честь и совесть совместно с профессиональными знаниями и выработанной до автоматизма манерой поведения являются важными средствами, предупреждающими появление «нравственной коррозии» у работников органов внутренних дел.

Важнейшие функции совести и долга сотрудников правоохранительных органов проявляются в установлении психологического контакта, правильного нравственного общения с населением.

Для работника милиции подвиг — это закономерное служение долгу, пресечение антисоциального поведения иногда с риском для собственной жизни. Стремление с честью и по совести выполнить служебный долг делает подвиг нормой поведения. Героизм обусловливается объективной необходимостью, когда другого выхода нет. Этим он отличается от простого бравирования, необоснованного и неоправданного риска, мотивированного зачастую отнюдь не высокоморальными установками: «выделиться», «обратить на себя внимание» и т. д. Значимость совести как побудителя к героическому действию определяется наличием необходимости оказать помощь людям, с одной стороны, но отсутствием жесткой правовой регламентации на пресечение нарушения, сопряженного с риском для жизни, — с другой. Совесть «заставляет» пойти на помощь, невзирая на возможные опасности для жизни сотрудника милиции. Подвиги работников милиции, показывая их мужество, одновременно несут огромное воспитательное значение, раскрывая огромную опасность лиц, посягнувших на права и достоинства других людей. Подвиг — высшее напряжение духовных и физических сил, предельно острая форма проявления единства служебного долга и совести работника милиции. Не случайно пропаганда героических действий работников органов внутренних дел в кинематографе, художественной литературе играет важную роль в формировании правильного понимания людьми трудности повседневных будней милиции. Известно, что сила милиции — в ее неразрывном единстве с массами, поддержке народа. Личный добросовестный труд, исполнение служебного долга всегда и во всем, готовность пойти на самопожертвование во имя спасения жизни другого — эти моральные черты работников милиции способствуют формированию правильного отношения населения к их службе.




Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать HTML- теги и атрибуты:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

69 + = 76