Воспитательных колоний.

Возникновение, развитие и социальное назначение

Особенности организации исполнения уголовных наказаний в отно­шении несовершеннолетних вытекают из положений уголовного законо­дательства. Уголовный кодекс Российской Федерации рассматривает не­совершеннолетнего преступника как специального субъекта уголовной ответственности. Это проявляется в том, что в Общей части УК РФ выде­лен специальный раздел, регламентирующий особенности уголовной от­ветственности и наказания несовершеннолетних. По сравнению со взрос­лыми преступниками для несовершеннолетних снижен максимальный срок лишения свободы - не более 10 лет (ст. 88 УК РФ), определен со­кращенный вариант видов наказаний, установлены иные сроки примене­ния условно-досрочного освобождения, погашения судимости.

Все несовершеннолетние осужденные для отбывания наказания в виде лишения свободы направляются в воспитательные колонии. В целях за­крепления результатов исправления, завершения среднего (полного) об­щего образования или профессиональной подготовки осужденные, до­стигшие возраста 18 лет, могут быть оставлены в воспитательной колонии (ВК) до окончания срока наказания, но не более чем до достижения ими возраста 21 года.

Социальное назначение воспитательных колоний, наряду с другими факторами, отражает характеристика содержащихся в них осужденных. На 1 января 2004 г. в 62 воспитательных колониях уголовно-исполни­тельной системы (в том числе в трех колониях для несовершеннолетних женского пола) содержалось более 16 400 осужденных, из них 945 осуж­денных женского пола. По статистическим данным и результатам науч­ных исследований, несовершеннолетние осужденные в воспитатель­ных колониях характеризуются следующим образом: в возрасте от 14 до 16 лет- 11 %; от 16 до 17 - 64,5; от 18 до 19 - 23,1, от 20 до 21 года -1,4 %. До осуждения не учились и не работали 47 %, учились во вспомо­гательных школах 5,5 %, в спецшколах - 2 %. Более 9 % осужденных были лишены до осуждения родительского попечения. Из содержащих­ся в воспитательных колониях осужденных 97,4 % впервые отбывают лишение свободы, из них 63,5 % ранее осуждались условно или к ним применялись принудительные меры воспитательного воздействия. Ра­нее отбывавшие лишение свободы составляют около 4 %. В последние годы наметилась тенденция роста рецидива преступлений, совершаемых несовершеннолетними осужденными.

В обществе вызывает опасение уголовно-правовая характеристика несовершеннолетних. Большая часть (75 % общего числа отбывающих наказания в виде лишения свободы) несовершеннолетних осуждены за совершение корыстных преступлений. С 1993 г. наблюдается рост на­сильственных преступлений: количество отбывающих наказания за убийство возросло на 35,1 %, за умышленное причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью - на 55,1 %.

В воспитательных колониях более трети воспитанников (36 %) со­ставляют лица, осужденные к лишению свободы на срок от 3 до 5 лет, отмечается устойчивый рост лиц, осужденных на срок от 8 до 10 лет (за три года примерно на 4 %).

Приведенная социально-демографическая характеристика свидетель­ствует, что несовершеннолетние осужденные требуют специальных мер исправительного и последующего ресоциализационного воздействия.

Воспитательные колонии относятся к исправительным учреждениям уголовно-исполнительной системы. Вместе с тем их роль и социальное назначение существенным образом отличаются от иных видов исправи­тельных учреждений. Прежде всего, они исполняют лишение свободы в отношении несовершеннолетних осужденных, для которых требуются особый порядок и условия исполнения и отбывания наказания. На осо­бенности личности несовершеннолетнего указывается в международных стандартах по исполнению уголовных наказаний, которые обращают вни­мание государств на то, что несовершеннолетний преступник - это ребе­нок со всеми вытекающими из этого последствиями (несформировавшая­ся психика, не завершен процесс социального воспитания и социализации личности, отсутствие устойчивости криминальных навыков, свойств). По­этому основные усилия следует прикладывать к осуществлению воспита­тельного воздействия на несовершеннолетних осужденных.

Основным международным документом в сфере исполнения уголов­ных наказаний, в том числе лишения свободы, в отношении несовер­шеннолетних являются Минимальные стандартные правила ООН, каса­ющиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила), утвержденные Генеральной Ассамблеей ООН в 1985 г. Несмотря на их рекомендательный характер, они повсеместно внедряются государствами - членами ООН.

Пекинские правила устанавливают принципы организации исполне­ния лишения свободы и обращения с несовершеннолетними правонару­шителями в исправительных учреждениях: помещение несовершеннолет­них в пенитенциарные учреждения должно рассматриваться как крайняя мера, и срок содержания в таком учреждении должен быть по возможнос­ти непродолжительным; несовершеннолетние лица должны содержаться в местах заключения отдельно от взрослых; целями воспитательной работы с несовершеннолетними являются их полноценная общеобразовательная и профессиональная подготовка, обеспечение ухода за ними, защиты и по­мощи (социальной, медицинской, психологической, физической); ро­дители и опекуны должны иметь право посещать осужденных; к исправ­ляющимся необходимо применять условное освобождение в более ши­роких масштабах, чем ко взрослым осужденным, и по возможности в ранние сроки; освобождающиеся условно из исправительных учрежде­ний должны получать поддержку со стороны общества и находиться под надзором специальных органов; особое внимание государств должно уде­ляться реинтеграции несовершеннолетних, то есть созданию надлежащих условий для их вхождения в жизнь общества с помощью специальных уч­реждений и организаций (исправительные учреждения для несовершен­нолетних, центры дневной подготовки, воспитательные дома), а также дру­гих форм и методов воспитательного воздействия.

Загрузка...

Кроме Пекинских правил, 14 декабря 1990 г. Генеральной Ассамб­леей ООН были приняты Правила ООН, касающиеся защиты несовер­шеннолетних, лишенных свободы, которые определяют принципы и цели управления учреждениями для несовершеннолетних, основания клас­сификации осужденных, физические условия отбывания наказаний, условия труда, отдыха, отправления религиозных обрядов, порядок ме­дицинского обслуживания, дисциплинарные процедуры, пути поддер­жания позитивных социальных контактов, средства ресоциализации после освобождения.

«Лишенные свободы несовершеннолетние имеют право на условия и услуги, отвечающие всем требованиям санитарии, гигиены, уважения достоинства человека. Исправительные учреждения для несовершенно­летних и условия в них должны соответствовать цели исправления пре­бывающих в них несовершеннолетних при удалении должного внима­ния потребности несовершеннолетних в уединении, эмоциональным стимулам, возможностям общения со сверстниками, участию в занятиях спортом, физкультурой и проведению досуга (пп. 31, 32 Правил ООН, касающихся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы).

Основные положения указанных международных стандартов полу­чили закрепление в действующем уголовном и уголовно-исполнительном законодательстве. Однако, перенимая международный опыт испол­нения наказаний в отношении несовершеннолетних и ориентируясь на стандарты, выработанные мировым сообществом, в отношении данной категории осужденных не следует отказываться и от собственных нацио­нальных достижений в этой сфере. История воспитательных учреждений для несовершеннолетних правонарушителей в России изобилует мно­гими положительными примерами.

Учреждения для несовершеннолетних преступников были образова­ны после проведения судебной реформы в 1864 г. и принятия Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, где говорилось о создании приютов для малолетних от 10 до 17 лет. Становление системы воспита­тельных учреждений для несовершеннолетних преступников завершается принятием и утверждением императором Закона от 5 декабря 1866 г. «Об учреждении приютов и колоний для нравственного исправления несо­вершеннолетних преступников», закрепившего принципы раздельного содержания несовершеннолетних осужденных, порядок и условия от­бывания ими лишения свободы.

После 1917г. Советское государство осуществляет лояльную уголов­ную политику в отношении несовершеннолетних преступников. Декре­том СНК от 14 января 1918 г. «О комиссиях несовершеннолетних» были упразднены суды и тюремное заключение для несовершеннолетних. Все несовершеннолетние, содержавшиеся в тюрьмах, арестных домах, под­лежали освобождению. Одновременно все исправительно-воспитательные колонии были переданы в ведение Народного комиссариата госу­дарственного призрения (переименованного вскоре в Наркомат соци­ального обеспечения), в составе которого учреждается специальный отдел по управлению местами содержания несовершеннолетних. В целом уго­ловно-исполнительная политика была направлена на реорганизацию старых и создание новых учреждений для несовершеннолетних право­нарушителей. Временная инструкция Наркомата юстиции (НКЮ) от 23 июля 1918 г. «О лишении свободы, как мере наказания, и о порядке отбывания такового» предусматривала создание реформаториев и земледельческих колоний как учреждений воспитательно-карательных, куда направлялись не только несовершеннолетние, но и преступники моло­дежного возраста рабоче-крестьянского происхождения.

В этот период все учреждения для несовершеннолетних правонару­шителей, подчиненные Народному комиссариату социального обеспе­чения, были переданы в ведение Народного комиссариата просвеще­ния. Создаются новые типы учреждений для трудновоспитуемых детей, подростков и несовершеннолетних правонарушителей: детские колонии (например, Полтавская колония, которой руководил А.С. Макаренко), трудовые коммуны и институты трудового воспитания для особо труд­ных подростков. Несовершеннолетние правонарушители направлялись в эти учреждения по решениям комиссий по делам несовершеннолет­них.

С 1924г., после принятия ИТК РСФСР, создаются трудовые дома для несовершеннолетних правонарушителей, в которые с 1929 г. стали направляться несовершеннолетние, лишенные свободы, а также лица, в отношении которых комиссии по делам несовершеннолетних вынес­ли постановление об их помещении в специальные учреждения. При распределении по учреждениям проводилась дифференциация несо­вершеннолетних не только по уголовно-правовым критериям, но и по признаку социальной принадлежности. Правонарушители-рецидиви­сты в возрасте от 16 до 20 лет отбывали наказания в общих местах за­ключения.

Первый российский реформаторий был устроен в приспособленных и пере­оборудованных для этой цели зданиях исправительной тюрьмы в Сокольниках (в настоящее время это СИЗО «Матросская тишина»). В реформатории направлялись по приговору суда лица мужского пола в возрасте от 17 до 21 года, признанные виновными в совершении каких-либо преступных деяний, а также бесприютные и беспризорные – по постановлениям местных народных судей. На практике туда направлялись несовершеннолетние и по постановлениям комиссий по делам несовершеннолетних. В исключительных случаях по решению правления рефор­матория в число воспитанников могли быть приняты лица моложе 17 лет или старше 21 года. Срок помещения в реформаторий не был установлен, суды часто выносили неопределенные приговоры, комиссии по делам несовершеннолетних вообще не устанавливали сроков содержания правонарушителей. Сроки пребыва­ния несовершеннолетних в реформаториях устанавливались его руководством и зависели от того, насколько поддается исправлению и обучению воспитанник. Срок содержания продлялся в том случае, если не было завершено обучение осуж­денного.

В последующие годы в законодательстве и на практике продолжается поиск наиболее эффективных форм и способов исполнения лишения сво­боды в отношении несовершеннолетних. Политика Советского государ­ства была направлена на предупреждение новых преступлений и ресоциализацию данной категории правонарушителей. Уголовно-исполнитель­ный процесс в учреждениях для несовершеннолетних строился на приоритетности общего и профессионального образования, развитии чув­ства коллективизма, социальной ответственности и т. п. С середины 30-х годов прошлого века ведутся поиски новых форм исправления и трудовой подготовки несовершеннолетних правонарушителей. Государству требовались квалифицированные рабочие в самых различных сферах народно­го хозяйства. Трудовые дома преобразовываются в школы фабрично-за­водского ученичества (ФЗУ) особого типа.

Параллельно в качестве эксперимента развиваются трудовые комму­ны Объединенного государственного политического управления (ОГПУ), которым отводилась основная роль в борьбе с детской беспри­зорностью и преступностью несовершеннолетних. Они воплотили в сво­ей работе интересный опыт перевоспитания наиболее трудно поддаю­щихся исправлению осужденных молодежного возраста, имевших ус­тойчивые традиции и связи с преступной средой. Это своеобразие заключалось в том, что их работа не была связана никакими юридичес­кими рамками постановлений и приговоров. Молодые рецидивисты в возрасте от 16 до 21 года направлялись в коммуны из мест лишения сво­боды независимо от сроков наказания. Деятельность трудовых коммун основывалась на принципах ответственности членов коммуны за свои поступки перед всем коллективом, широкого самоуправления, полного самообслуживания, оказания большого доверия членам коммуны и требовании окончательного отказа от преступного прошлого. В основе исправления и перевоспитания правонарушителей лежали труд и об­разование. (Опыт деятельности коммун изложен в работах А.С. Мака­ренко «Марш 30-го года», «Флаги на башнях» и др.)

С принятием ИТК РСФСР 1933 г. школы ФЗУ передаются в Нарко­мат юстиции. Было определено, что эти учреждения предназначены для несовершеннолетних правонарушителей в возрасте от 15 до 18 лет, поме­щаемых в школы на основании приговоров судов, постановлений ко­миссий по делам несовершеннолетних и других уполномоченных на то органов. В подзаконных нормативных актах предусматривались три вида школ ФЗУ НКЮ: закрытые, полуоткрытые и открытые. В школах за­крытого типа содержались: особо социально запущенные несовершен­нолетние правонарушители, неоднократно судимые; лица, которые содер­жались в школах других типов, но по решению руководства переведены за нарушения порядка и негативное влияние на других воспитанников. Школы ФЗУ полуоткрытого типа предназначались для несовершенно­летних с меньшей степенью социальной запущенности, а также для под­ростков, переведенных из школ других типов. В школы открытого типа направлялись несовершеннолетние правонарушители с незначительной социальной запущенностью, а также переведенные из других школ.

В последующие годы уголовная и уголовно-исполнительная поли­тика в отношении несовершеннолетних претерпевает существенные из­менения: ужесточились условия содержания; наряду с такими средства­ми исправления, как труд, образование, значительная роль принадлежала режиму; наметился отход от воспитательно-образовательного типа уч­реждений в сторону воспитательно-карательного. Учреждения для не­совершеннолетних передаются в ведение НКВД СССР, организуется единое, централизованное управление ими.

Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 31 мая 1935 г. «О лик­видации детской беспризорности и безнадзорности» все учреждения для несовершеннолетних правонарушителей были переданы в ведение НКВД СССР и подразделены на изоляторы, трудовые колонии и при­емники-распределители.

В первые годы своей деятельности трудовые колонии для несовер­шеннолетних более или менее последовательно проводили в жизнь прин­ципы и методы работы предшествовавших им трудовых коммун ОГПУ и школ ФЗУ НКЮ. В этот период в них принимались несовершеннолет­ние преступники в возрасте от 14 до 16 лет, которые должны были нахо­диться в колонии до тех пор, пока не будут подготовлены к самостоя­тельной трудовой жизни и не появится уверенность, что конкретный осуж­денный не вернется на путь правонарушений. Этому и была подчинена вся внутренняя жизнь колонии, организационная структура коллектива воспитанников.

Несовершеннолетние в возрасте от 16 до 18 лет, осужденные к лише­нию свободы, подлежали направлению в общие места заключения. Та­кая практика существовала до 1948 г. (с перерывом с 1940 по 1942 год, когда в эти учреждения направлялись все несовершеннолетние в возрас­те до 18 лет, осужденные к лишению свободы).

До 1939 г. трудовые колонии рассматривались как исправительно-воспитательные учреждения для осужденных несовершеннолетних, а также беспризорных, которыми руководил специальный отдел в соста­ве колоний. С 1939 г. трудовые колонии были преобразованы в учреж­дения только для несовершеннолетних преступников, осужденных к лишению свободы. Отдел трудовых колоний и сами колонии были подчинены единому управлению и включены в общую систему мест заключения.

Постановлением СНК СССР от 15 июня 1943г. «Об усилении мер борьбы с детской беспризорностью, безнадзорностью и хулиганством» был введен новый тип учреждений для несовершеннолетних - детские трудовые воспитательные колонии НКВД. Они были выведены из сис­темы общих мест заключения. Это позволяло более правильно органи­зовать их деятельность, учитывать педагогические требования и особен­ности исправления и перевоспитания несовершеннолетних правонару­шителей, регулярно обобщать и распространять положительный опыт лучших учреждений. В 1948 г. было окончательно определено, что в трудовые колонии для несовершеннолетних должны направляться все осуж­денные до 18-летнего возраста.

В 1956 г. МВД СССР были разработаны и приняты специальные положения, регулирующие деятельность трудовых и воспитательных колоний для несовершеннолетних. В них нашли отражение принципи­альные положения, направленные на улучшение работы колоний и ос­нованные на критическом анализе предшествующей практики деятель­ности этих учреждений. Окончательно система воспитательно-трудовых колоний (ВТК) закрепляется НТК РСФСР 1970 г., который установил два их вида: ВТК общего и усиленного режима.

УИК РФ длительное время сохранял разделение ВК по видам режи­ма (общий и усиленный). В воспитательные колонии усиленного режи­ма направлялись только осужденные мужского пола, ранее отбывавшие лишение свободы. В результате изменений и дополнений в УИК РФ, внесенных Федеральным законом от 9 марта 2001 г. № 25-ФЗ, такое деление было отменено, но дифференциация несовершеннолетних осуж­денных по признакам пола и повторности отбывания лишения свободы сохранялась.

В настоящее время воспитательные колонии являются разновидно­стью исправительных учреждений, исполняющих лишение свободы, и решают те же задачи, но с учетом особенностей несовершеннолетних осужденных. В литературе длительное время ведется дискуссия о целе­сообразности отнесения воспитательных колоний к исправительным учреждениям, а также их нахождения в составе УИС. Высказываются самые различные предложения, например вернуться к историческому опыту 1920-1930-х годов, когда учреждения для несовершеннолет­них имели воспитательно-образовательную направленность и относи­лись к Наркомату социального обеспечения (предлагается передать вос­питательные колонии Министерству образования). Наиболее популяр­на идея о формировании системы ювенальной юстиции, в структуру которой будут входить учреждения для содержания несовершеннолет­них преступников. Предполагается, что будут созданы: специализиро­ванное законодательство и отрасль ювенального права, регулирующие отношения с участием несовершеннолетних; особые суды, которые бу­дут рассматривать дела о преступлениях, совершенных несовершенно­летними или с их участием; учреждения воспитательно-образователь­ной направленности для содержания несовершеннолетних, а также органы постпенитенциарной опеки, оказывающие им помощь в ресоциализации. Данная программа в России находится на стадии научных исследований, но аналогичный опыт имеется в некоторых зарубежных государствах.




Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать HTML- теги и атрибуты:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

93 − = 89