Виды толкования правовых норм.

Субъектами толкования права в принципе могут быть все - граждане, государственные органы, общественные объединения, должностные лица, научные учреждения, ученые. Однако последствия такой деятельности будут разными. Любой человек при желании может взять в руки, к примеру, Уголовный кодекс, найти в нем интересующую его статью и досконально изучить ее, осмыслить, вникнуть в суть содержащегося в ней предписания или запрета, сделать для себя необходимые выводы. Так в жизни и происходит. Но подобная "частная" процедура не будет иметь никакого значения для других субъектов и не вызовет никаких юридических последствий. Иное дело, если норму права толкует должностное лицо или государственный орган.

Как отмечалось выше, толкование права - сложный и многогранный процесс как с точки зрения технической, так и социальной. Существуют разные виды, способы, приемы, объемы толкования. Наука их подробно классифицирует по разным основаниям. В данном случае речь идет о видах толкования по субъектам, которое подразделяется прежде всего на официальное и неофициальное.

Официальное толкование дается уполномоченными на то компетентными органами и должностными лицами. Оно, как правило, документально оформляется в специальных актах (актах толкования) и является юридически обязательным для всех, кого это касается; вызывает определенные последствия. Такое толкование ориентирует субъектов правореализации на однозначное понимание толкуемой нормы и правильное ее применение. Разумеется, оно принимается во внимание и рядовыми гражданами.

В свою очередь среди официального толкования выделяется ряд подвидов: нормативное (общее) и казуальное (индивидуальное); аутентичное (авторское); легальное (разрешенное, делегированное); судебное. Поясним кратко каждый из этих видов.

Нормативное толкование распространяется на более или менее широкий круг субъектов и носит характер общих установок. Термин "нормативное" здесь условен. На самом деле нормативное толкование никаких новых норм не создает, а разъясняет лишь действующие. Это, как правило, судебное толкование в форме постановлений Пленума Верховного Суда, рекомендующего всем нижестоящим судам придерживаться определенных требований и ориентиров при применении того или иного закона, рассмотрении той или иной категории дел. В отличие от нормативного, казуальное толкование (от слова "казус", конкретный случай) касается определенного факта, дела, проступка. Оно не имеет общеобязательного значения, его цель - правильное разрешение именно данного, чаще всего сложного, уникального случая.

Аутентичное (авторское) толкование - это толкование, исходящее от органа или должностного лица, издавших толкуемый нормативный правовой акт, т.е. это толкование органами государства своих собственных актов. Слово "аутентичный" в переводе с греческого означает подлинный, действительный, основанный на первоисточнике.

Легальным называется такое толкование, которое официально разрешено, делегировано какому-либо органу со стороны вышестоящей инстанции. Чаще всего это ведомственное толкование.

Судебное толкование, как это видно из сочетания слов, осуществляется судебными органами, и прежде всего Верховным Судом РФ, его Пленумом. Оно может быть как нормативным, так и казуальным. Среди судебного толкования особое значение имеет толкование права Конституционным Судом РФ, которому предоставлена исключительная прерогатива толковать Конституцию РФ и другие основополагающие акты. При этом Конституционный Суд в ходе толкования создает в отдельных случаях обязательные для всех заинтересованных лиц судебные прецеденты, выступающие уже источником права.

Заметим здесь, что судебный прецедент не признан у нас официально в качестве источника права. Однако многие российские правоведы, ученые и практики, уже давно выступают за то, чтобы его узаконить. Так, председатель Конституционного Суда РФ М.В. Баглай во вступительной статье к книге А. Барака "Судейское усмотрение" (М., 1999) пишет: "Если бы у меня спросили, полезно ли было бы признание у нас прецедентных судебных решений, я бы в определенном смысле ответил положительно". Более того, М.В. Баглай допускает возможность судебного правотворчества: "Совершено очевидно, - полагает он, - что судейское усмотрение часто проявляет себя как форма правотворчества... Выбирая из нескольких законных вариантов решения дела один и устанавливая этот вариант в качестве единого обязывающего образца, судья тем самым создает новое право". Мнение, хотя и не бесспорное, но заслуживающее внимания, особенно применительно к деятельности Конституционного Суда, где большую роль играет судебное усмотрение.

Однако важно отметить, что Конституционный Суд не может давать толкование Конституции и других нормативных актов по собственной инициативе, а только по письменным запросам соответствующих субъектов, указанных в ст. 125 Конституции РФ (Президент Российской Федерации, Государственная Дума, Совет Федерации, Правительство, органы законодательной власти субъектов Федерации), а также жалобам граждан. Конституционный Суд рассматривает также соответствие издаваемых в РФ законов, других правовых актов, отдельных норм Конституции, и в случае признания их неконституционными они теряют свою юридическую силу. Разновидностью судебного является арбитражное толкование.

Загрузка...

Разумеется, официальное толкование права могут давать также органы исполнительной власти (Правительство, подчиненные ему министерства, ведомства, службы, комитеты), но в рамках своей компетенции. Чаще всего указанные структуры дают аутентичное толкование, т.е. разъясняют свои собственные акты (постановления, распоряжения, инструкции), особенно по социальным вопросам.

Неофициальное толкование исходит от субъектов, деятельность которых не является официальной, государственной, а стало быть, оно не имеет юридической силы и никаких правовых последствий не влечет. Такое толкование может быть как устным, так и письменным. Важной его особенностью является то, что оно не связано с властью, принуждением, наказанием. Какие-либо санкции здесь исключены. Неофициальное толкование делится на доктринальное (научное), профессиональное и обыденное.

Доктринальное толкование дается учеными, представителями науки. Ценность его - в аргументированности, доказательности, обоснованности. Типичным примером такого толкования являются периодически издаваемые научные комментарии к действующим российским Кодексам - уголовному, гражданскому, трудовому и др. В этих комментариях, а также в различных статьях, докладах, монографиях специалисты разъясняют, толкуют соответствующие положения, нормы, статьи - как их надо понимать и использовать. И хотя мнения ученых не обязательны для официальных лиц и органов (судей, прокуроров, следователей, адвокатов), тем не менее их взгляды и рекомендации могут оказать и действительно оказывают существенную помощь правоприменительной практике, влияют на нее. Чем выше авторитет ученого, тем весомее его мнение.

Однако, как справедливо отмечается в литературе, научное (неофициальное) толкование нельзя противопоставлять официальному как ненаучному. Официальное толкование, особенно разъяснения высших судебных органов, тоже базируется на научной основе. К разработке наиболее важных правотолкующих документов, например постановлений Пленума Верховного Суда, обычно привлекаются крупные ученые. Разница лишь в том, что в этих документах (актах толкования) содержатся в основном лишь итоговые выводы и установки, в то время как сугубо доктринальное (неофициальное) толкование предполагает развернутые доказательства, анализ, раскрытие смысла тех или иных юридических положений, воли законодателя.

Профессиональное толкование, как это видно из его названия, дается юристами-профессионалами - судьями, прокурорами, следователями, адвокатами, другими специалистами, вообще лицами с высшим юридическим образованием, хорошо знающими действующее законодательство и практику его применения. Такое толкование может быть как устным (в виде консультации, ответов на конкретные вопросы), так и письменным (в форме справки, заключения, выступления в печати). Ценность профессионального толкования - в глубоких знаниях и компетенции толкующих лиц.

Обыденное толкование - это первичный, житейский уровень понимания права, его интерпретация рядовыми гражданами. Такое толкование отражает правосознание основной массы населения. Его характерной чертой является то, что оно может быть неверным, чисто эмоциональным. Тем не менее подобное правоощущение имеет важное значение при совершении гражданами юридически значимых действий, осуществлении ими своих прав и обязанностей, соблюдении законов, правопорядка, юридических норм. Разумеется, никакого внешнего (письменного) выражения обыденное толкование не получает.

Текстуальное выражение нормы часто трактуется как «буква закона», в то время как действитель­ное содержание выступает в виде «духа закона». Результаты толкования могут быть различными в зави­симости от соотношения смысла текста и действительного содержания правовой нормы, и может оцениваться с точки зрения его объема- соотношения содержания истолкованной нормы с первоначальным текстом нормы.

Результат толкования права — вывод, сделанный субъек­том применения права о соотношении текста статьи и смысла нормы права.

Исходя из этого различаются три вида толкования по объему: буквальное, ограничительное и распространительное.

1. Буквальноетолкование - это толкование, в соот­ветствии с которым действительное содержание право­вой нормы соответствует текстуальному выражению («букве» закона).

По общему правилу, толкование хорошо отработанных законов является буквальным: оно не уже и не шире, чем его текстуальное выражение.

2. Распространительное толкование - толкование, в соответствии с которым действительное содержание правовой нормы шире, чем текстуальное выражение («буква» закона).

Например, «утрату предмета» можно понимать шире, чем буквальное значение этих слов. «Утрата» может оз­начать и гибель, и саморазрушение, и все другие случаи прекращения существования данного предмета.

3. Ограничительное толкование - толкование, в со­ответствии с которым действительное содержание пра­вовой нормы уже, чем текстуальное выражение («буква» закона).

Например, «освобождение от ответственности» в слу­чае наступления «непреодолимой силы». Это выражение понимается в суженном смысле. Имеется в виду «непре­одолимое» не в психологическом, нравственном, а только лишь в стихийно-природной неотвратимости наступление вредных последствий, которые невозможно предотвра­тить.

Все три вида толкования осуществляются строго в пределах толкуемой нормы.

Осуществлять ограничительное или распространитель­ное толкование можно только в случае установления не­соответствия между действительным содержанием нормы права и ее текстом. Если оно отсутствует, то указанное толкование будет нарушением законности.

И ограничительное, и расширительное толкование должно быть аргументировано, основано на доказательствах.

Толкование дает новое знание о норме. Результатом толкования не могут быть выводы типа «и да, и нет», «и то, и другое», а должны быть «только это», «только да», «толь­ко нет».

Применение расширительного или ограничительного толкования позволяет привести словесную формулировку нормы права в соответствие с действительной волей законодателя путем расширения или ограничения высказанной мысли до действительных пределов нормы.

При оценке значения и роли расширительного и ограничитель­ного толкования норм не следует смешивать их с аналогией закона и права, когда происходит распространение действия норм на не предусмотренные ими обстоятельства.




Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать HTML- теги и атрибуты:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

69 + = 70