Тема 1.1. Объект, предмет, цели и задачи специальной психологии.

Специальная психология — отрасль психологической науки, изучающая закономерности психического развития и особенно­сти психической деятельности детей и взрослых с психическими и физическими недостатками.

(Специальная психология: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений /В.И. Лубовский, Т.В. Розанова, Л.И.Солн­цева и др.; Под ред. В.И. Лубовского. — 2-е изд., испр. — М.: Издательский центр «Академия», 2005. — 464 с.).

Специальная психология - психология особых состояний, возникающих преимущественно в детском и подростковом возрасте под влиянием различных групп факторов (органической или функциональной природы) и проявляющихся в замедлении или выраженном своеобразии психосоциального раз­вития ребенка, затрудняющих его социально-психологическую адаптацию, включение в образовательное пространство и даль­нейшее профессиональное самоопределение.

(Основы специальной психологии: Учеб. пособие для студ. сред. пед. учеб. заведений / Л. В. Кузнецова, Л. И. Переслени, Л. И. Солнцева и др.; Под ред. Л. В. Кузнецовой. — 5-е изд. стер. - М.: Издательский центр «Академия», 2008. — 480 с.).

Факторы могут быть врожденными – тогда они получают наименование «органические». Примерами могут служить случаи, когда вследствие токсикоза беременности или механической травмы плода (при ударе или падении) женщина рожает изначально нездорового ребёнка. Кроме того, возможен функциональный характер травмирующих факторов. В данном случае повреждения фиксируются у уже родившегося и прожившего достаточно длительный срок ребёнка. (Заболевание менингитом в 6-летнем возрасте, нарушение мозгового кровообращения вследствие черепно-мозговой травмы упавшего с качелей первоклассника и т.д.).

Следствием как органических, так и функциональных нарушений являются факты замедления или выраженного своеобразия психического, физического и социального развития ребёнка, выливающиеся в затруднение его включения в образовательное пространство наряду со здоровыми сверстниками. Естественно, в будущем всё это негативно скажется и на профессиональном самоопределении человека.

В центре внимания специальной психологии — дети и подростки с различными отклонениями в психическом, соматическом, сен­сорном, интеллектуальном, личностно-социальном развитии, а также лица старшего возраста, имеющие особые потребности в образовании (процесс формирования образа человека), обусловленные нарушениями здоровья.

Специальная психология изучает психологические особенности детей, дефект которых обусловлен поражением коры ГМ (диффузным или парциальным), нарушением деятельности анализаторов, недоразвитием речи при сохранном слухе. При этом недостатки не означают болезненных состояний. Специальная психология имеет дело с устойчивыми состояниями в результате перенесенного когда-то заболевания или повреждения, в отличие от текущих психических заболеваний (патопсихология) или соматических заболеваний (психосоматика).

Объект изучения специальной психологии – лица с недостатками в развитии.

В качестве отдельных направлений в специальную психологию входят:

Ø психология детей с выраженными (стойкими) отклонениями в интеллектуальном развитии (психология умственно отсталых, олигофренопсихология);

Ø психология глухих и слабослышащих (сурдопсихология);

Ø психология слепых и слабовидящих (тифлопсихология);

Ø психология детей с задержкой психического развития;

Ø психология детей с расстройствами эмоционально-волевой сферы и поведения;

Ø психология детей с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата;

Ø психология лиц с нарушениями речи;

Ø психология детей со сложными недостатками развития.

Предмет изучения СП – особенности психики: познавательные процессы (восприятие, память, внимание, мышление, речь, воображение) и личность (мотивы, эмоциональная сфера, воля, коммуникация, деятельность) аномальных детей.

Основной целью специального психологического сопровожде­ния в системе образования является выявление, устранение и пред­отвращение дисбаланса между процессами обучения и развития детей с недостатками в психофизическом развитии и их возмож­ностями. Специальная психология содержит те знания, которые могут служить методической базой по созданию условий для оп­тимальной социально-психологической адаптации, включая даль­нейшее профессиональное самоопределение выпускников специ­альных образовательных учреждений.

Основная задача СП – изучение закономерностей психического развития, формирования личности у разных категорий аномальных детей под воздействием специальных методов и приемов обучения и воспитания.

Задачи СП:

1. изучение психологических особенностей и закономерностей психического развития лиц с недостатками в разных условиях (прежде всего, в ситуации обучения);

Загрузка...

2. создание методов и средств психологической диагностики нарушений развития;

3. разработка средств психологической коррекции недостатков развитии;

4. психологическое обоснование содержания и методов обучения и воспитания;

5. психологическая оценка эффективности содержания и методов обучения в разных условиях;

6. психологическое изучение и организация социальной адаптации лиц с недостатками в развитии;

7. психологическая коррекция социальной дезадаптации лиц с отклонениями;

8. поддержка профессионального обучения лиц с недостатками развития.

Содержательно-практическая сторона СП определяется 3 основными блоками:

Психодиагностика: выяснение структуры дефекта, его внешних и внутренних проявлений и причинах возникновения, типа и психологических характеристик дизонтогенеза, степени развития навыков, умений, способностей, состояний, мотивов, черт личности, поведения, использование адекватных методов исследования, умение строить прогнозирующие суждения, обосновывающие диагноз и выбор средств коррекционно-педагогической работы.

Коррекционная работа:абилитация, коррекция и компенсациянарушенных функций, соц. адаптация личности, реабилитация, восстановительное и развивающее обучение.

Психопрофилактика (система мер по охране и сохранению психического здоровья): учет влияния имеющегося первичного дефекта на изменения и задержку развития аномального ребенка и осуществление мер по предупреждению их появления в семье и детских образовательных учреждениях.

Основные проблемы изучения взрослых: адаптация и динамика развития.

Области практического применения СП:

1. Диагностическая работа – определение и уточнение диагноза в каждом конкретном случае. 3 этапа диагностики: скрининг-диагностика - лишь отграничение отклоняющихся от норм (тесты); дифференциальная диагностика - определение категории (специальные методы); диагностика индивидуальных особенностей.

2. Коррекция недостатков развития (психомоторики, познавательных процессов, личности, произвольности): индивидуальная и групповая;

3. Работа с педагогами (консультирование, эффективное построение коррекционной работы);

4. Работа с родителями (консультации, организация взаимодействия, клубы, университеты)

5. Лекционно-образовательная работа;

6. Педагогические консилиумы (обсуждения данных о развитии ребенка и работе с ним);

7. Исследовательская работа для построения коррекционной работы.

Система учреждений для лиц с нарушениями развития:

§ Дошкольные образовательные учреждения;

§ Специализированные школы;

§ Школы надомного обучения (школы и отделения обычных школ);

§ Санаторно-лесные школы (для соматически больных детей, и с парциальным отставанием);

§ Коррекционно-развивающие учреждения для детей-сирот;

§ Негосударственные специальные образовательные учреждения;

§ Центры психолого-медико-социального сопровождения;

§ ПМПК диагностика и отбор детей в спец.учреждения;

§ Реабилитационные учреждения;

§ Система соц. защиты – дома-интернаты для лиц с тяжелыми нарушениями (УО и ОПА).

Значение СП для специальной педагогики определяется тем, что на основе ее данных строится система воспитания, обучения и социальной адаптации лиц, имеющих различные типы нарушений психического развития, определяются наиболее эффективные методы обучения, строится система профессиональной консультации и ориентации.

В науке существует такое понятие как тезаурус – полный систематизированный набор терминов в той или иной области знаний. В специальной психологии, коррекционной педагогике так же, как и в дефектологии, базовыми терминами являются:

– абилитация,

– реабилитация,

– коррекция,

– компенсация,

– первичный и вторичный дефект,

– сегрегация,

– интеграция.

Абилитацияпредставляет собой процесс включения в социум изначально проблемной личности.

Примером может служить трудоустройство после окончания специального учебного заведения человека, родившегося абсолютно слепым. Следует отметить, что, относясь по общественному статусу к категории инвалидов I группы, многие из них отнюдь не всегда являются социальными инвалидами, то есть недееспособными людьми. Непревзойдённой вершиной в плане реализации абилитационного процесса могут служить примеры американского профессора Елены Келер – первой в мире слепоглухонемой, ставшей доктором юридических наук. Следом за ней идут российские инвалиды: кандидат педагогических наук О.С. Скороходова – слепоглухонемой старший научный сотрудник института дефектологии АПН СССР, жизненным подвигом которой восхищался А.М. Горький, состоявший с ней в переписке; ныне здравствующий доктор психологических наук профессор А.В. Суворов и многие другие математики, массажисты, слесари-сборщики электронной аппаратуры и даже программисты, осваивающие компьютерные технологии на адаптированных аппаратах.

Реабилитацияпредставляет собой процесс вторичного включения в социум изначально здорового, но ставшего вследствие болезни или увечья проблемным человека.

Не трудно понять, что с чисто психологических позиций реабилитационный процесс является более трудным, чем абилитационный. Ведь в последнем случае человек не может помнить себя здоровым, полноценным, цветущим, ибо с первых ступеней самопознания, самоощущения он уже отражал свою неадекватность, бессознательно противопоставляя себя массе здоровых, беспроблемных сверстников и внутренне настраиваясь на специфику адаптации себя в их обществе. Драматическими примерами реабилитационного феномена являются безногие, безрукие военнослужащие, возвращающиеся домой с полей локальных войн; блестящие хирурги, у которых вследствие инсульта появляется стойкое некоррегируемое дрожание верхних конечностей (гиперкинезы); замечательные музыканты, потерявшие в результате черепно-мозговой травмы способность различать звуки, и т.д.

Тщательно, скурпулёзно продуманная, составленная и реализованная программа реабилитационного процесса способна помочь человеку во всех перечисленных случаях, спасти его от личностного распада. Ведь вследствие инвалидности часто фиксируется чрезмерное употребление алкоголя, пристрастие к наркотикам, в более тяжёлых случаях – суицидальные намерения и попытки. Если же реабилитационная работа проводится на должном уровне – безногий сержант становится прекрасным программистом, а в перспективе даже руководителем процветающей компьютерной фирмы; хирург с гиперкинезами может переквалифицироваться в психотерапевта, достигая и в новой области вершин профессионального мастерства; пианист с амузией становится хорошим музыкальным критиком, заведуя отделом в редакции популярного журнала, и так далее. Яркими примерами реализации реабилитационного процесса является жизнь и деятельность инвалидов I группы, родившихся совершенно здоровыми людьми: Франклина Делано Рузвельта, четырежды избиравшегося президентом США, – спинальника, прикованного к инвалидной коляске; лауреата Нобелевской премии нашего земляка И.П. Павлова, получившего в восьмилетнем возрасте тяжелейшую травму черепа, вследствие которой по современным меркам он мог бы быть аттестован ВТЭКом инвалидом детства; Н.А. Островского, написавшего замечательный роман «Как закалялась сталь», будучи прикованным, к постели и уже незрячим в результате полученной травмы на полях гражданской войны; А.А. Мересьева, безногого лётчика-аса Великой Отечественной войны; народного артиста СССР Е.П. Леонова, лебединой песней которого стала роль Тевье-молочника в пьесе по одноимённому роману Шолом Алейхема, блестяще исполненная им на сцене Московского академического театра «Ленком» после перенесённой клинической смерти. Подобных примеров немало.

Коррекцияпредставляет собой процесс стимуляции и активизации существующих, но недостаточно развитых функций.

Поэтому речь здесь может идти, например, о коррекции зрения плохо видящего человека. Ему прописывают очки, под руководством психолога-дефектолога и врача-офтальмолога он осваивает приёмы специальной гимнастики для глаз, принимаемые им препараты способствуют интенсификации обменных процессов в зрительных центрах коры больших полушарий головного мозга и так далее. Коррекция слуха слабослышащего школьника – это и применение слуховых аппаратов, и занятия с ним по уникальным методикам выдающегося российского сурдопсихолога профессора Л.И. Тиграновой, и использование уже упомянутых фармакологических препаратов, получивших в последнее время наименование «ноотропные», то есть активизирующие обменные процессы, происходящие в нервных тканях.

Коррекция двигательных функций ребёнка с детским церебральным параличом включает в себя комплекс мероприятий – от массажа, лечебной физкультуры, плавания до рациональной психотерапии, ритмопластики и психогимнастики.

Но может ли идти речь о коррекции зрения у слепого с рождения или коррекция слуха у глухого с рождения ребёнка? Сама постановка подобного вопроса представляется абсурдной, так как нельзя корректировать то, чего не существует в природе. Именно в таких случаях и идёт речь о компенсации.

Компенсация — защитный механизм психики, заключающийся в бессознательной попытке преодоления реальных и воображаемых недостатков.

Компенсация – восстановление утраченной или глубоко нарушенной функции за счет внутрисистемных и межсистемных перестроек.

Обычно компенсация проявляется в виде дополнительных усилий, прикладываемых к деятельности «компенсирующей» недостатки человека. Например, усиленные занятия лыжным спортом для потерявшего ноги человека — компенсация.

Спецификой советской, а теперь российской дефектологии является её методологическая база, основная установка которой суть утверждение о том, что вести реабилитационно-развивающую работу следует с опорой не на то, чего у человека нет, то есть чего он лишён вследствие болезни или инвалидности, а на то, что у него осталось, – на его сохранные функции. В США, Японии, Канаде, Германии, других государствах Европы и Азии существуют свои дефектологические школы, часто блестящие. Тем не менее, японский или немецкий дефектолог, работающий со слабо слышащим школьником, больше всего озабочен проблемой совершенствования слухового аппарата, вживления его в мозговые косточки, компьютерного обеспечения коррекционного процесса и так далее. Российский дефектолог, отнюдь не отвергая ценности указанных мероприятий, основное внимание своей деятельности уделяет всё же проблеме активизации зрительных, обонятельных, осязательных и других сохранных функций школьника с сурдопроблемами.

Первичным дефектом называется такая аномалия развития, при которой связь между нарушениями и их последствиями очевидна, сама собой разумеется, и состоит как бы из одного звена.

Драматический пример первичного дефекта – это слепота при попадании осколка снаряда в глаза или в корковый отдел полушарий головного мозга. В последнем случае при поражении зрительных зон будет развиваться так называемая кортикальная слепота при абсолютно сохранной рецепторной части зрительного анализатора. Таким же примером может служить немота при инфекционном поражении речедвигательной зоны мозга.

При вторичном дефекте связь между структурой дефекта и его последствиями не столь однозначна и состоит, по крайней мере, из двух звеньев, соединённых причинно-следственными отношениями.

В качестве примера можно привести немоту 10-летнего мальчика с полностью сохранным речевым аппаратом. Всё дело в том, что ребёнок в возрасте 3-х месяцев жизни перенёс менингит, после чего совершенно оглох. Если бы данное заболевание и его последствия относились к пятому году жизни, когда речевые функции человека в целом уже сформированы, столь фатальных последствий для психического развития личности оно не имело. Речь человека имела бы свою специфику, которая всегда есть у глухого или слабослышащего, но она бы была. Отсюда очевидно, что чем раньше в возрастном отношении возникает та или иная аномалия в психическом развитии, тем тяжелее её последствия.

Сегрегация есть такой вариант содержания проблемного человека в социуме, при котором он отгораживается от общества здоровых сверстников каменной стеной и в прямом, и в переносном смысле этого значения. И тогда из Дома младенца ребёнок-инвалид поступает в специализированный дошкольный интернат, позже в такой же школьный интернат, а затем в Дом инвалида или в психиатрический стационар, где содержится десятилетиями вплоть до смерти, являясь балластом для общества и трагическим образцом личностного самораспада.

В конце 80-х годов XX века в публицистике нашей страны декларативно заявлялось, что в связи с перестройкой время сегрегации прошло, общество обернулось лицом к проблеме инвалидов, и теперь так же, как и во всех демократических государствах, пришло время интеграции – такого варианта содержания проблемного человека в социуме, при котором он участвует в жизни общества, хоть и с учётом специфики своего состояния, однако, чуть ли не с младенчества, наравне со здоровыми сверстниками.

Но декларации так и остались декларациями, а для того, чтобы приблизиться к нормам Швеции или Канады, Нидерландов, Франции, Германии и других стран в данном вопросе, России потребуются десятилетия. И дело здесь не только в психологической перестройке отношения к инвалиду (примером тому может служить 90%-е нежелание родителей детсадовцев и школьников, чтобы их здоровые дети посещали группы и классы наравне с ребёнком-инвалидом). Не меньшее значение имеет и материальная сторона дела: в той же Швеции законодательно в эксплуатацию не могут быть пущены не только концертный зал, ресторан или школа, но и баня, общественный туалет и даже автозаправка, в которых не предусмотрены соответствующим образом адаптированные места для инвалидов. Это тем более обидно, что в течение столетий Россия – Русь – всегда славилась более гуманным отношением к людям с ограниченными психическими и физическими возможностями. Когда тысячи несчастных сжигались в Западной Европе на кострах инквизиции, потому как всех умалишённых, психически больных и даже инвалидов считали порождением сатаны, в храмах и монастырях русской столицы, Пскова, Новгорода подобные им призревались, получали питание и одежду и даже возводились в ранг святых, подобно Василию Блаженному.




Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать HTML- теги и атрибуты:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

12 − = 7