ТЕМА 1. ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ ЯНА АМОСА КОМЕНСКОГО

Саратов 2004

Учебное пособие

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ МЫСЛИ

А.З. ГУСЕЙНОВ

В учебном пособии кандидата педагогических наук, доцента Гусейнова А. З. детально освещаются идеи выдающихся педагогов, мыслителей, корифеев педагогической науки, показано, как их бесценное наследие может быть использовано в повседневной педагогической практике. Изучение истории школы и педагогики – важное условие формирования общей и педагогической культуры, поскольку оно дает знание о процессе развития теории и практики воспитания и образования и содействует становлению мировоззрения и педагогического профессионализма.

Оригинальная структура книги дает возможность познакомиться с творческим наследием классиков педагогической науки. Особое место занимает педагогическая мысль, которая определена как важная составляющая классического наследия общемировых процессов в воспитании и образовании и одновременно как неповторимое культурно-историческое явление.

Пособие адресовано студентам и аспирантам, преподавателям вузов, колледжей, слушателям системы повышения квалификации работников образования при изучении курсов «Педагогика», «Философия и история образования», «История образования и педагогических учений».

Рецензенты:

доктор педагогических наук, профессор, член-корр. РАО Вяткин Л. Г.;

доктор педагогических наук, профессор, академик МАНПО Железовская Г. И.;

доктор педагогических наук, профессор кафедры управления образования Ростовского государственного педагогического университета Сухорукова Л. М.;

кафедра педагогики Саратовского государственного университета.

Содержание

Тема 1. Педагогические взгляды Яна Амоса Коменского ………………………….... 3

Тема 2. Педагогические идеи Жан-Жака Руссо …………………………………….. 26

Тема 3. Педагогические взгляды Иоганна Генриха Песталоцци ………….. 48

Тема 4. Педагогические идеи Иоганна Фридриха Гербарта ……………………….... 66

Тема 5 Педагогические взгляды Константина Дмитриевича Ушинского …..... 80

Тема 6. Педагогические идеи Антона Семеновича Макаренко ………………….….. 106

Становление педагогики как науки относится к началу XVII в.и связано с именем великого чешского педагога-гуманиста и демократа Яна Амоса Коменского (1592—1670гг.).На развитие педагогической науки исключительно сильное влияние оказала философия Френсиса Бэкона (1561— 1626гг.), индуктивный метод познаниякоторого нашел свое практическое выражение в целом ряде педагогических теорий ипрежде всего в педагогической системе Я. А. Коменского. Этот славянский педагог заложил основы новой педагогической системы, которая вошла в золотой фонд мировой педагогической мысли. Работы Коменского намного опередили его время и не случайно, что среди классиков педагогики он занимает одно из первых мест.

Основные этапы жизни и деятельности Коменского. Ян Амос Коменский родился в семье мельника, которая принадлежала к религиозной секте «чешских братьев». Члены этой секты вели трудовую жизнь, оказывали друг дру­гу помощь, совместно заботились о воспитании детей. Комен­ский рано осиротел и только на 16-м году жизни смог посту­пить в среднюю латинскую школу, где ему пришлось испы­тать все муки схоластического обучения. После блестящего окончания средней школы он был направлен на средства секты «чешских братьев» для продолжения образования в Германии. По возвращении в Чехию Коменский руководит школой братства, а затем становится священником секты. Одно­временно Коменский ведет разностороннюю научную работу, проникнутую патриотическим духом. Он изучает особенности чешского языка, собирает народные пословицы, занимается географией своей родины. Коменский хочет сделать науку достоянием народа. По его словам, «не надо прятать науку в книгах для ученых; надо, чтобы знание было доступно всем; надо, чтобы каждый... писал для своего народа».

Мирные занятия Коменского были прерваны Тридцатилетней войной (1618—1648гг.). Коменский с другими «чешскими братьями» вынужден был месяцами скрываться от преследо­вания со стороны католической реакции, так как в ходе этой войны германский император, возглавлявший католическую реакцию, стал насильственно обращать протестантов, к которым принадлежала значительная часть населения Чехии, в католичество. В 1628 году «чешские братья» навсегда покинули родину и направились в Польшу. Здесь Коменский работает в г. Лешно в средней школе. В 1641 году Коменский по пригла­шению английского парламента приехал в Лондон для рабо­ты в области философии, которая была, однако, прервана из-за начавшейся в Англии гражданской войны. В 1650 году Коменский направился в Венгрию для проведения школьной реформы. По возвращении в Лешно Коменский вскоре снова ли­шился крова и имущества, так как город, ставший пристанищем «чешских братьев», был дотла сожжен во время поль­ско-шведской войны. В огне погибли библиотека Коменского и ценнейшие его рукописи. Умер Коменский в 1670 году в Амстердаме. Вся его жизнь, которая, по его словам, «протекала не в отчизне, а в вечном и беспокойном странствии», является примером горячей любви к родине и преданного ей служения.

Загрузка...

Научные труды. В 1631 году Коменский создает: 1) учебную книгу нового, для того времени, типа («Открытая дверь языков и всех наук»), которая впервые сочетала усвоение латинского языка с изучением реального мира; она имела очень большой успех и быстро распространилась по многим странам мира; 2) учебник физики (1632г.); 3) первую книгу для родителей по дошколь­ному воспитанию «Материнская школа» (1633г.). В 30-х годах XVII в. Коменский замышляет создать «Дверь вещей» или «Врата истинной мудрости» - своеобразную энциклопедию знаний, которую он потом решил назвать «Пансофией», т. е. всеобщей мудростью. Она должна была дать «целостный краткий курс всеобщего образования», «служить живым отражением мира». Набросок идей «Пансофии» был издан в Англии в 1637 и 1639 гг. под названием «Предвестник пансофии». В 1642 - 1647 гг. Коменский пишет для Швеции учебники латыни, а также «Новейший метод преподавания языков». В 1650 - 1654 гг. Коменский делает попытку создать пансофическую школу и пишет работу под этим названием, а также «О культуре природных дарований», «Правила поведения», «Законы благоустроенной школы» и ряд других работ. Тогда же им была написана знаменитая учебная книга «Видимый мир в картинках» (1658г.), она была своеобразной иллюстрированной детской энциклопедией. В ней в 150 кратких статьях с гравюрами давались сведения о природе, разнообразных ремеслах, производствах и жизни людей. В 1657 г. была напечатана его «Великая дидактика» на латинском языке (латинский текст был подготовлен им самим еще в 1638 г.). «Скорбь о гибели отечества» и пламенное стремление к его возрождению побудили Коменского создать этот труд (значительная часть глав была написана в 1630 - 1631 гг., когда появилась надежда на успешное окончание войны и восстановление Чехии). Он мечтал, что педагогическая система, разработанная им на совершенно новых началах, будет способствовать созданию таких школ, которые станут «истинными и живыми мастерскими людей» - отсюда выйдет повое поколение людей, способных «служить без конца отечеству». Вместе с тем он писал, что его труд «преследует общее благо всего человеческого рода», и хотел его «сделать достоянием всего мира». Он стремился к тому, чтобы новое воспитание способствовало взаимопониманию и дружбе народов, установлению всеобщего мира.

Нельзя не отметить, что Коменский все же переоценивал роль воспитания, видя в нем главное средство борьбы против «испорченности человеческого рода» и установления общего благополучия. Коменский хотел создать «всеобщее искусство всех учить всему» - учить кратко (быстро), приятно (легко) и основательно (прочно). Он хотел вывести этот «всеобщий естественный метод» из самой «природы вещей», из самой природы процесса обучения, педагогического дела. Этот метод «основывается на самой человеческой природе» (как он писал позднее). Идея природосообразности принимала у Коменского форму аналогии педагогических приемов с приро­дой и человеческой деятельностью. Подобным образом «обос­новываются» почти все его положения. Например, требование идти от общего к частному «мотивируется» тем, что природа, выводя из яйца птицу, не создает сперва голову или глаза и т. п., а согревает всю массу яйца, возникает общее очертание всей птицы и затем только постепенно развиваются отдельные члены. Подобно этому действует художник: он делает общий набросок, а потом уже вырисовывает отдельные части. Так же должен поступать и учитель: давать сначала общее понятие о предмете, или явлении, а потом уже переходить к изучению отдельных его сторон. Однако было бы ошибочно думать, что Коменский просто «подражал» природе: в его «Великой дидактике» отражен педагогический опыт - личный и передовых педагогов той эпохи; здесь проявились новаторские стремления Коменкого, ссылки же на природу являлись лишь «своеобразным приемом аргументации. Основанием для такого приема аргументации являлось убеждение Коменского в том, что все в природе, включая «человека», подчинено некоторым универсальным законам.

Мировоззрение Коменского противоречиво, как та переходная эпоха, сыном которой он был. На его трудах лежит сильный отпечаток религиозного мировоззрения. По Коменскому, мир это «создание божие», «природа бессильна без бога..., природа - дитя бога», «идеи, возникающие в разуме божием, налагают свой отпечаток на творения». Вот почему он писал, что познание - это «богоискание повсюду». Земную жизнь Коменский считал «только подготовлением к вечной жизни». В этом он видел и цель воспитания. «В христианских школах нужно воспитывать граждан для неба, а не для мира», - пишет Коменский. Эта линия сильно ощущается в первых главах «Великой дидактики», где он говорит о назначении человека, и там, где речь идет о нравственном воспитании. Идеи гуманизма определили светлый оптимизм Коменского: его веру в человека, в бесконечную способность всех детей к образованию и развитию. Здесь коренится и его взгляд на школу как на «мастерскую гуманности», и его при­зыв «прочь принуждению». Влияние демократических тради­ций таборитов и «чешских братьев» обусловило глубокий де­мократизм предложенной Коменским системы народного об­разования. «Все... родились для одной и той же главной цели, чтобы быть людьми», а человек, чтобы стать настоящим человеком, должен получить образование, поэтому Коменский требовал всеобщего обучения.

Исходным началом познания Коменский считает ощущения. «Нет ничего в сознании, - утверждает он, - чего бы не было предварительно в ощущениях: начало познания должно всегда исходить из чувства (ибо ничего не существует в познании, чего раньше не было бы в ощущениях), поэтому и учение следовало бы начинать не со словесного толкования о вещах, а с предметного над ними наблюдения» (Коменский Я. А. Великая дидактика. Гл. 15). Если началом познания являются ощущения, то что же человек ощущает? Коменский на это отвечает: объективно существующий внешний мир и предметы внешнего мира, внешний мир, по его мнению, создан богом.

Я. А. Коменский был уверен, что с помощью правильно поставленного и хорошо организованного просвещения можно добиться полного благоденствия среди народов, устранить войны, улучшить нравы, изжить рознь между имущими и неимущими. Верой в просвещение пронизаны все буквально работы Коменского. Эпиграфом сочинения «Материнская школа» Коменский взял слова Цицерона: «Основа всего государства состоит в правильном воспитании юношества. Юношество нуждается в глубоком и всестороннем воспитании, в противном случае оно должно погибнуть».

Я. А. Коменский был глубоко убежден, что нет таких народов, у которых не было бы глубоких склонностей и задатков к образованию. Все народы имеют природные данные для того, чтобы быть культурными и образованными. Разницу же в различной степени культурыотдельных народов Коменский видит в постановке образования.

В речи «О культуре природных дарований», произнесенной 24 ноября 1650 г. в Потокской школе, Коменский говорил: «Внемлите же мне, прошу вас, мои родичи и соплеменники: венгры, моравы, чехи, поляки и словенцы! Неужели мы будем поступать столь же глупо и смешно, как вот эти, достающие хлеб и воду от других (между тем как дома у них нашлись бы поля и колодцы, если бы только они захотели их найти). Доколе мы будем жаждать чужих школ, книг и дарований, ими одними стремясь удовлетворить наш голод и жажду?... Или вечно будем мы, как здоровые нищие, выпрашивать у других народов разные сочиненьица, книжицы, диктовочки, заметочки и отрывочки и бог весть что еще?» (Коменский Я. А. Избр. пед. соч. М.: Учпедгиз, 1939. Т. 2. С. 175).

Юношество само по себе не может быть воспитано. Дома родители не в состоянии хорошо организовать воспитание детей в силу занятости и неумения правильно поставить дело. Для того чтобы воспитание было правильно организовано и хорошо поставлено, необходимо организовать школы и воспитание поручить «мужам мудрым, благочестивым и почетным». Но мало избрать достойных людей для воспитания и обучения юношества, а необходимо еще дать правильную цель, идеи и формы, необходимо вооружить дидактикой.

Дидактика, или теория обучения и воспитания, уКоменского не является собранием рецептов, правил и наставлений, а в ее основе лежат определенные политические и философские взгляды. Коменский рассматривает мир как единое целое, все явления которого взаимно связаны друг с другом. Истинная философия, по мнению Коменского, правильно отображает мир, предметы внешнего мира. «Вся философия должна быть построена таким образом, чтобы быть живым изображением вещей и незаметно располагать души к жизненным делам» (С. 75). Для того чтобы философия отображала самые вещи, необходимо изучать самые вещи, предметы, ибо вещи не могут «напечатлеваться на чувствах иначе, чем так, как они есть».

По утверждению Коменского, современная ему философия изучает предельные явления как самодовлеющие, подходит к ним с разными принципами. Такой подход уводит от жизни и лишает знания их реального основания, в познаниицарствует произвол и хаос. Люди, получившие философское об­разование, по мнению Коменского, мало чему научились для практической жизни. Изучение философии Коменский называет квазизанятием, верчением белки в колесе, топтанием на месте. Для развития наук нужны общие исходные принципы.Эти принципы может дать философия, но такая, которая была бы единой основой для всех наук.

Коменский остроумно замечает, что философские системы устрашают неискушенных людей своими хитросплетениями и занимаются только тем, что завязывают и развязывают узелки, сделанные ими же самими. Отсюда «себе воспевают хвалу метафизики; себе аплодируют физики; себе создают хороводы астрономы; себе сочиняют законы этики; себе вымышляют пьедесталы политики; себе устраивают триумфы математики; для себя царствуют богословы. В отдельных специальностях и науках почти все создают себе особые принципы, на основании которых строят и защищают свои воззрения, ставят ни во что то, что другие выводят из своих предположений» (Коменский Я. А. Избр. пед. соч. С. 71).

Я. А. Коменский выдвигает исключительно важное полож­ение о необходимости повернуть философию к жизни и поставить на службу воспитания и обучения юношества. Нодля этого надо, прежде всего создать новую философию. Эта философия должна быть единой и отражать единый мир. «Ибо истина может быть только единой и простой, заблуждение же может иметь тысячу видов» (Коменский Я. А. Избр. пед. соч. 1939. Т. 2.С. 71). Общая истинная основа защитит исследователей от нелепостей, невежества, недостоверных выводов и обобщений. В качестве такой общей философской системы Коменский выдвигает новую философию, которую он назвал пансофией.

Коменский определяет пансофию следующим образом: «Пансофией я называю то, что могло бы служить живым от­ражением мира — отражением, где все было бы одно с другим связано, друг друга поддерживало, было бы друг для дру­га плодотворно» (С. 71). Прежде всего бросается в глаза то обстоятельство, что «пансофия» Коменского является отражением мира. Она показывает единство мира и взаимосвязь явлений. Вместе с тем «пансофия» Коменского — это не чисто философская наука, а совокупность научных знаний о природе и человеке. Все, что было создано человечеством к тому времени, должно войти как определенная часть в пансофию. Пансофия — это своеобразная энциклопедия человеческих знаний, изложенных в определенной системе. Свою «пансофию» Коменский рассматривал в виде книги, которая представляла бы собою целостный краткий курс всеобщего образования. Но эта книга должна быть не сборником различных мнений, а объединена общими принципами, о которых уже говорилось выше. Сам Коменский считал необходимым изложить все развитие человеческой мысли. «Я хочу, собрав в этом пансофическом труде всех тех, кто только писал о благочестии, о нравственности, о науках и искусствах, будь то христианин или магометанин, иудей или язычник, и к какой бы он ни принадлежал секте — пифагориец, академик, перипатетик, стоик, ессей, грек, римлянин — древний или новый, доктор или раввин, какая бы то ни была церковь, синод, собрание, — всех их допустить и выслушать, что каждый даст хорошего» (С. 83). Однако, допуская в свою пансофию всех, Коменский делает это, исходя из определенных положений. Его пансофия должна, во-первых, служить достаточно проч­ной основой для доказательства бытия божия, и в этом ее онтологический смысл, прежде всего; во-вторых, человеческих чувств и разума совершенно недостаточно для познания мира, и то, что не познается с помощью чувств и разума, познается с помощью божественного откровения — в этом гносеологический смысл пансофии. С «божьей помощью» Коменский собирался рассеять туман атеизма. Человек, по мнению Коменского, должен видеть везде божественное проявление и мудрость, как в делах личных и общественных, так и в явлениях природы. Свою пансофию он часто называл «христианской паисофией» и считал, что она должна быть составлена так, «чтобы была не чем иным, как непрестанным побуждением к богоисканию повсюду, не чем иным, как точным руководством к нахождению всюду искомого бога; не чем иным, как верным образом почитания найденного бога» (С. 83). Коменский утверждает, что развитие мира происходит не по произволу людей, а по собственным законам. Эти законы присущи самому миру, и истинное значение законов может быть истинным только в том случае, если они познаются такими, каковы они есть в действительности. Коменский утверждает, что весь мир состоит из противоположностей (ибо без противоположностей не было бы ни истины, ни порядка, ни самого бытия мира) (С. 90). Но эти противоречия находят взаимное примирение в гармонии. Однако все в мире происходит по законам, установленным богом, и «премудрость бо­жия» проявляется везде я всюду, и пансофия отражает не просто внешний мир, но божественное проявление в мире.




Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать HTML- теги и атрибуты:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

63 − = 55