Принципы русской орфографии. Их роль в изучении орфографии в начальной школе на современном этапе.

Рассмотрим принципы русской орфографии, лежащие в основе обучения орфографии.

Природу и систему русской орфографии раскрывают с помощью ее принципов: морфологического, фонематического, традиционно-исторического, фонетического и принципа дифференциации значений. Современная методика обучения орфографии ориентируется на эти принципы. Они помогают понять смысл каждого правила, каждого способа проверки орфограмм, осмыслить каждую орфограмму как звено общей системы, как производную закономерностей языка.

Младших школьников не знакомят с самими принципами, лишь с правилами и их применением, но учителю необходимо знание принципов и умение применять их и в практике проверки, и в методике обучения этому детей.

Морфологический принцип требует, чтобы проверка орфограммы была ориентирована на морфемный состав слова, он предполагает единообразное, одинаковое написание морфем: корня, приставки, суффикса, окончания независимо от позицион­ных чередований (фонетических изменений) в звучащем слове, происходящих при образовании родственных слов или форм сло­ва. К числу таких несоответствий письма и произношения отно­сятся: безударные гласные в разных морфемах – в корне, при­ставке, суффиксе, окончании; оглушение звонких и озвончение глухих согласных в слабых позициях; непроизносимые согласные; орфоэпическое, традиционное, произношение многих слов и соче­таний: [синиэвъ] – синего, [канэшнъ] – конечно и мн. др.

Письмо по морфологическому принципу внешне расходится с произношением: произносим [горът], [вада], [здал], [път ин йс] – пишем год, вода, сдал, подтянись. Написания по морфологическо­му принципу сохраняют в буквенном составе слова, его морфем то исходное звучание, которое выявляется через сильные позиции фонем в рамках морфемы – корня, приставки, суффикса, оконча­ния: для корня –год- в словах годик, новогодний, годовщина; для корня –вод- в словах водный, безводный, наводнение, паводок; для приставки с- в словах съехал, срисовал, согнал, собрал; для при­ставки под- в словах подложил, подошел. В слове подтянись мор­фемный подход позволяет «высветить» и корень –тян-, первый звук которого в произношении сливается с приставкой под- [пот], и постфикс –съ. Постоянная, систематическая работа учащихся по проверке орфограмм описанным способом (на основе проверки морфем) способствует усвоению состава слова, словообразования, простейших случаев этимологии, обогащению и мобильности словаря. Морфологический принцип обеспечивает и проверку окончаний, т.е. написания морфологических форм слова – безударных падежных окончаний имен существительных и прилагательных: окончание проверяется по ударяемому окончанию в такой же словоформе такого же типа склонения. Этот же подход применяется и к другим частям речи.

Проверка орфограмм, пишущихся по морфологическому принципу, включает в себя:

а) во-первых, понимание значения проверяемого слова или сочетания слов (иногда всего предложения или даже текста), без чего невозможно подобрать родственное проверочное слово, определить грамматическую форму слова и т. п.;

б) во-вторых, анализ морфемного состава слова, умение определить место орфограммы – в корне, в приставке, в суффиксе, в окончании, что необходимо для выбора и применения правила;

в) в-третьих, фонетический анализ, определение ударяемых и безударных слогов, выделение гласных и согласных, уяснение сильных и слабых позиций фонем, позиционных чередований и их причин; например, чередование о/а, о/ъ и пр., чередование звон­кого согласного с парным ему глухим, чередование согласного с нулем звука: [л'есн'ицъ]- лестница. Далее – решение орфографи­ческой задачи по алгоритму.

Усвоение написаний, соответствующих морфологическому принципу, не может быть эффективным без прочных речевых умений учащихся: выбора слов, образования их форм, построения словосочетаний, предложений. Так, в слове подставка («то, что подставляют под что-либо, на что ставят») корень –став-, префикс произносится как [пот], но письмо сохраняет тот же вид морфемы, который наблюдается в сильной позиции [пъдыскат’]. Но каждый раз производить столь сложную проверку не нужно, так как школьники запоминают морфемы, особенно приставки: их не­много. Смешиваемые приставки – при- и пре-, но они не изучают­ся в начальных классах; есть приставка па- (пасынок, пажити, па­водок), но она всегда, как правило, под ударением, к тому же не­продуктивна.

Не следует забывать, что запоминание слова, его правописания нередко предшествует проверке и доказательству.

В словоформе по улице [паулицъ] окончание звучит как глас­ный [ъы], но в другом слове того же грамматического класса (имя существительное 1-го скл.) вода в том же дательном падеже окон­чание находится под ударением – по воде [пъвад'э ]. Морфема, в данном случае окончание, сохраняет свое единообразное написа­ние независимо от позиционных чередований.

Загрузка...

Проверка орфограмм нередко бывает затруднена исторически­ми чередованиями звуков, которые, в отличие от позиционных че­редований, отражаются на письме: бежать – бегать, таскать тащить, рост – выращивать, конец – кончать. Иногда при чередо­ваниях корень приобретает неузнаваемый вид: слух – слышать, жгу – жжение – жечь. Исторические чередования не изучаются в началь­ных классах, авторы учебников стараются избегать слов с ними. Но полностью уйти от них невозможно, так как это общеупотреби­тельные слова, они часто встречаются и в читаемых текстах, и в речи детей. Учителю волей-неволей приходится объяснять детям, что пеку и печешь – формы одного слова, бег и бежать – родственные слова.

Издавна морфологический принцип в правописании считается основным, ведущим, ибо он обеспечивает ведущую роль семанти­ки в преподавании языка. Но в последние десятилетия на роль ведущего принципа орфогграфии претендует новый, фонематиче­ский принцип.

В современной фонологии принято считать, что если два или несколько звуков чередуются позиционно, то в системе языка они являются тождеством. Это фонема – языковая единица, представ­ленная рядом позиционно чередующихся звуков. Так, фонема [о] может быть представлена следующими звуками, регулярно вос­производимыми в речи носителей русского языка:

сильная позиция – под ударением [дом];

слабая позиция, безударный [дама];

слабая позиция, редуцированный [мълако], [облъкъ].

Фонематический принцип орфографии (точнее – графики) гласит: одна и та же буква обозначает фонему (не звук!) в сильной и слабой позициях. Русская графика — фонемная: буква обозначает фонему в ее сильном варианте и в слабой позиции тоже в той же морфеме, разумеется. Фонема – смыслоразличитель. Буква, фикси­руя фонему, обеспечивает единое понимание значения морфемы (например, корня) независимо от вариантов ее звучания.

Фонематический принцип объясняет в основном те же орфо­граммы, что и морфологический принцип, но с другой точки зре­ния, и это позволяет глубже понять природу орфографии. Он бо­лее определенно объясняет, почему при проверке безударной гласной буквы следует ориентироваться на ударяемый вариант, на сильную позицию фонемы.

Фонематический принцип позволяет объединить многие раз­розненные правила: проверки безударных гласных, звонких и глу­хих согласных, непроизносимых согласных; способствует пони­манию системности в правописании; приобщает учителя и уча­щихся к новому лингвистическому учению – фонологии.

Морфологический и фонематический принципы не противо­речат один другому, но углубляют друг друга. Проверка глас­ных и согласных в слабой позиции через сильную – от фонема­тического; опора на морфемный состав слова, на части речи и их формы – от морфологического (морфематического) принципа. Некоторые современные программы и учебники русского языка (например, школа В. В. Репкина) предусматривают элементарные сведения по фонологии, и в тех школах, где используется учебник В. В. Репкина, взаимодействие двух рассмотренных принципов и практических методик уже реализуется.

Рассмотрим традиционный принцип орфографии.

В русском языке много слов, которые невозможно (или трудно) проверить правилами, и они пишутся так, как принято, как пове­лось, т.е. по традиции. Это историческая традиция русского язы­ка (калач, собака), или такие слова сохраняют буквенный состав языка-источника (касса, магазин, пассажир). К числу непроверяе­мых относят также русские слова с «затемненной» этимологией, слишком сложной для учеников начальных классов: петух – от корня пе-, от глагола петь; выразить, ворошить и т.п. К числу непроверяемых в начальной школе относят слова с чередующи­мися гласными: разбросать – разбрасывать, бросить –- выбрасы­вать. С точки зрения теории орфографии эти написания не отно­сятся к числу традиционных.

Непроверяемые слова усваиваются на основе запоминания бук­венного состава, целого «образа» слова, сравнения и противопо­ставления, т.е. зрительно, путем проговаривания, с опорой на ки­нестезии, на речедвигательную память, через употребление в речи письменно и устно, составление гнезд родственных слов, состав­ление словариков и т. п.

Слова традиционного написания, как правило, иноязычные: вагон – из немецкого, хоккей, компьютер – из английского, октябрь, линия – из латыни, логика – из древнегреческого, арбуз, балык – из тюркских языков. Поэтому знание языков (даже эле­ментарное) облегчает их усвоение в орфографическом ориентиро­вании: многие заимствованные слова могут быть проверены на основе языка-источника – аккуратный от латинского accuratus, пассажир от французского passager.

Большинство традиционных написаний не противоречат ни морфологическому, ни фонематическому принципам, ни прави­лам графики. Но есть правило о правописании сочетаний жи, ши, ча, ща, чу, щу, которое (на уровне детского мышления) восприни­мается как противоречие. Дети только что и не без труда усвоили, что твердость согласных обозначается последующими гласными буквами ы, а, у, о, э, а мягкость – гласными и, я, е, ё, ю, их естест­венная реакция – писать «жы, шы, чя, щя, чю, щю», что и приво­дит к частым ошибкам. В начальных классах правило жи, ши, ча, ща, чу, щу заучивается без объяснения, обоснования, что, конечно, не может не наносить ущерба формированию у детей орфографи­ческой системы.

Есть и такие слова, в которых традиция написания может быть подкреплена пониманием морфологического состава слова и спо­соба словообразования; таково написание сложных числитель­ных: пять + десять (пять десятков), шесть + сот, девять + сот. Или продукт слияния целого словосочетания: сумасшедший, сей­час, бездна.

Есть языки, в орфографии которых традиция играет намного большую роль, чем в русском: таково английское письмо, кото­рое, как известно, в школах Великобритании не приводит к «орфографическому террору» (термин В.П. Шереметевского, 1883).

Рассмотрим принцип дифференциации значений. Этот принцип называют также логическим, смысло­вым, идеографическим. Дифференцирующие написания применяются тогда, когда пишущий хочет с помощью правописа­ния разграничить понятия, обозначаемые омонимами (омофо­нами): компания – «группа людей, чем-то объединенных» и кам­пания – «совокупность военных или каких-либо иных мероприя­тий»; совершил поджог – имя существительное и поджег солому – глагол; Орел – город и орел – птица; лифт пошел вверх – наречие и стрела попала в верх мишени – имя существительное.

Дифференцирующая функция принадлежит и мягкому знаку: рожь, дочь – женского рода, нож, рогач – мужского (в данных случаях ь мягкости не обозначает, так как [ж] всегда твердый).

Дифференцирующий принцип осмысливает и слитно-раздель­ные написания: подорожник и бежит по дорожке, сейчас и кото­рый час?; в этих случаях определенную роль выполняют синтак­сические отношения. Написание передает оттенки мысли гово­рящего, пишущего.

Для методики правописания принцип дифференциации значе­ний особо важен. Можно сказать, что методика в нем заинтересо­вана: на примере дифференцирующих написаний легко показать школьникам, что орфография – активное средство выражения мысли пишущего. (Позднее школьники поймут не менее активную роль пунктуации: ставя тот или иной знак, мы изменяем смысл текста.) Дифференцирующие написания демонстрируют учащим­ся значение орфографии во взаимопонимании читающего и напи­савшего, читателя и автора.

Указанный принцип выступает в единстве с морфологическим и фонематическим: лиса –- лисица и леса у удочки; поседел – стал седой и посидел на скамейке; развевается от слова веет и развива­ется от слова развитие. Сфера его применения не столь уж мала.

Рассмотримфонетический принцип,сутькоторого, в отличие от фонематического, в максимальном со­ответствии написаний звуковому составу произносимой речи.

Можно предположить, что звукобуквенная письменность пер­воначально была фонетической: писали так, как слышали. Ошиб­14п первоклассников типа: «дождь льйот», «сат», «скаска», «щитайет», «чисы», «чящя» – свидетельствуют об этом. У них еще не преодолена фонетическая тенденция письма. И в современном письме немало таких написаний, в которых не возникает расхож­дений между звучанием и письмом: луна, шли, стол, туман, крыли, конь и мн. др. В большинстве слов требуют проверки лишь орфограммы, а остальные буквы пишутся фонетически, т.е. по звуча­нию: ло-ж-кой, з-е-леный (орфограммы выделены). Написание букв, не вошедших в состав орфограмм, на практике не дает оши­бок. Все они отражают и фонемный состав слов. Такие написания называются фонетико-графическими, они не противоречат дру­гим принципам правописания. Но все же в них таится некоторая опасность для обучения: они создают иллюзию соответствия бук­вы звуку (а не фонеме), что на самом деле бывает далеко не всегда.

В системе орфографии есть и такие правила, которые, опира­ясь на фонетический принцип, находятся в резком противоречии с морфологическим и фонематическим принципами. Так, пристав­ки на –з (из- – ис-, раз- – рас- и др.) не пишутся единообразно, в них з пишется в сильной позиции фонемы, а с – в слабой позиции: перед гласными или звонкими согласными – з, перед глухими – с. Такая же логика применяется к гласному а/о в приставках раз-/роз-, рас-/рос-: под ударением – роз- – рос-, в безударном положении, в соответствии с произношением, – рас- – раз-. Такое написание имело бы смысл, было бы оправдано, если приставки на з/с, меняя звук и букву, меняли бы и значение (тогда действовал бы принцип дифференциации значений). Но этого не происходит. Так, при­ставка без-/бес- обозначает отрицание независимо от варианта написания.

Орфограммы, пишущиеся по фонетическому принципу, в на­чальных классах не изучаются, но слов, имеющих приставки на з/с, избежать невозможно. Все эти обстоятельства, затрудняющие усвоение правописания, необходимо знать учителю, чтобы пред­упреждать трудности.

Рассмотрение принципов русской орфографии приводит к вы­воду о необходимости дифференцированного подхода в обучении каждому типу орфограмм, создания вариативной методики. Оче­видно, что морфологический принцип требует создания прочной грамматической и морфематической основы в работе учащихся, фонематический принцип – свободного владения фонемами, чет­кого различения сильных и слабых позиций; оба эти принципа предполагают богатый и мобильный словарь для быстрой и без­ошибочной проверки безударных гласных и звонких/глухих со­гласных; традиционный опирается на осмысленное запоминание, на прочность памяти; принцип дифференцирующих написаний требует точного, а иногда и очень тонкого понимания языковых единиц – слов, сочетаний, текста.

Пунктуация имеет свои принципы, важные для построения ме­тодики обучения.

Структурно-синтаксический принцип утверждает, что знаки препинания как бы участвуют в конструировании пред­ложений и текста. Точка – это сигнал конца предложения, запятая разделяет однородные члены, отделяет придаточное предложение от главного, выделяет обособленные структуры, обращения. Свои структурно-синтаксические функции выполняют двоеточие, тире, кавычки, скобки, знак абзаца, шрифтовые различия и пр.

Синтаксический принцип является ведущим и основным в средней школе, где изучается достаточно полный курс синтакси­са. В начальной школе он представлен лишь несколькими общими темами, они не всегда дают возможность обосновать знаки, встречающиеся в читаемом тексте, и тем более – расставлять их в собственном. На синтаксической основе младшие школьники учатся ставить точку, запятые между однородными членами пред­ложения. Поэтому в начальной школе методика обращается и к другим принципам.

Смысловой принцип предполагает оформление знаками препинания самой мысли пишущего, ее оттенков: значение вопро­сов или восклицания передается вопросительным и восклицатель­ным знаками; точка делит текст на относительно законченные от­резки; незаконченность и неопределенность мысли фиксирует многоточие; в крупных предложениях относительно самостоя­тельные части разделяются точкой с запятой; тире обозначает противопоставление или резкий переход от одного события к другому; кавычками выделяется речь действующих лиц в рассказе. По смыслу и по степени самостоятельности разделяются абзацы, главы в рассказе.

Интонационный принцип предполагает усвоение пунк­туации как средства передавать оттенки голоса; основа такого обучения – выразительная речь. Так, точка отражает интонацию законченности мысли, конца предложения с последующей паузой. Своеобразны вопросительная, восклицательная интонации, а также передача голосом неопределенности. Известны интонации перечислительная, выделительная, противопоставительная, инто­нация незаконченности или, наоборот, законченности мысли. Знаки препинания отражают также характер пауз, логических ударений.

Опыт показывает, что к пониманию интонационной основы пунктуации следует идти от декламации, драматизации, от сцени­ческих выступлений детей. Интонация знаков препинания хорошо усваивается в процессе чтения вслух по книге. Как известно, мно­гие дети на основе чтения усваивают даже такие знаки, которые изучаются в VIII-IX классах, - двоеточие, тире, скобки.

Таким образом, мы рассмотрели лингвистические основы обучения орфографии, к которым относятся алфавит, графика, орфография, как разделы языкознания, пунктуация; в основе обучения лежат принципы: морфологический, фонетический, фонематический, смысловой, интонационный, синтаксический, дифференцированный.

4.Понятие орфограммы. Опознавательные признаки орфограммы. Типы орфограмм.

Основной единицей правописания в современной методике служит орфограмма (пуктограмма), т.е. написание, требующее проверки. Орфограммой может быть отдельная буква в слове, сочетание букв, морфема, стык морфем, пробел между словами, ме­сто разделения слова для переноса, выбор строчной или заглав­ной буквы.

В орфограмме всегда есть не менее двух предполагаемых напи­саний. Обоснованный выбор правильного написания есть реше­ние грамматико-орфографической задачи.

Орфограмма «работает» в процессе письма лишь в том случае, если пишущий ее моментально замечает. Обследования показали, что у 30% учащихся умение видеть орфограмму, или орфографи­ческая зоркость, сформировано слабо, ненадежно. Орфографиче­ская зоркость формируется стихийно.

В тексте орфограммы расположены неравномерно: в некоторый словах их нет, в иных – по две-три. Так, в предложении Моряки ухо­дят в_ плавание – 6 орфограмм, они выделены. В начальных классах могут быть обнаружены и проверены: безударные гласные о и я в слове моряки, личное окончание глагола –ят, раздельное написание предлога в; суффикс –ание им понятен, но суффиксы имен существи­тельных они будут изучать в среднем звене школы. Безударное окончание глагола уходят изучается в IV классе, но алгоритм про­верки очень сложен: орфограмма одна из трудных.

Для проверки орфограммы требуется определенное простран­ство – так называемое орфографическое поле. Так, для проверки буквы у в слове чувство достаточно сочетания чу (правило напи­сания чу, щу), т.е. орфографическое поле в данном случае – это сочетание двух букв. При проверке безударной гласной в корне слова поле намного обширнее – это сам корень плюс одно или несколько проверочных слов, где гласный в сильной позиции. При проверке безударной гласной в личном окончании глагола орфографическое поле должно обеспечить определение времени глагола, числа, лица, т.е. нужно целое предложение, например: Быстро тает рыхлый снег, минимальное поле: тает снег + инфи­нитив глагола таять.

Для определения заглавной буквы в собственном имени нужен весь объем предложения, без чего невозможно понять, о чем идет речь: город Орел или птица, озеро Щучье, село Кресты.

При проверке падежного окончания имени прилагательного минимальное орфографическое поле – сочетание «имя прилага­тельное + имя существительное». С радостной улыбкой: с какой улыбкой?- радостной; имя прилагательное согласуется с именем существительным, к которому оно относится. Проверяя орфограм­мы, учащиеся постоянно пользуются орфографическим полем, не осознавая этого.

Основанием проверки орфограмм служит умение увидеть ор­фограмму, опознать ее, т.е. соотнести с правилом, с грамматиче­ской основой (подробнее орфографическая зоркость будет рассматривать в следующей части).


Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать HTML- теги и атрибуты:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

− 1 = 4