Объект преступления».

1. Понятие и значение объекта преступления

по уголовному праву. В соответствии с Конституцией Республики Казахстан в Уголовном кодексе Республики Казахстан предусмотрены следующие задачи: обеспечение защиты прав и свобод граждан, собственности, национальной безопасности, охраны интересов общества и государства. Успешное осуществление этих задач предполагает необходимость исследования всех научно-правовых проблем охраны общественных отношений. Проблемы объекта и предмета уголовно-правовой охраны обусловлены тем, что объект преступления имеет многоплановое уголовно-правовое значение. Он определяет социальную сущность и общественную опасность деяния. Особенности и свойства объекта преступления характеризуют социальную направленность преступления, его юридические признаки. На наш взгляд, проблемы объекта и предмета преступления в науке уголовного права нуждаются в дальнейшем исследовании.

Объект преступления обусловливает не только возникновение уголовно-правового запрета, но и в значительной мере его юридическую структуру, объем и пределы уголовно-правовой охраны, а также многие объективные и субъективные признаки состава преступления. Размером причиняемого объекту посягательства вреда определяются и общественно опасные последствия преступления, а также малозначительность действия или бездействия (ч. 2 ст. 9 УК РК).

Объект преступления необходим для определения материального понятия преступления. Без указания на те общественные отношения, которые поставлены уголовным законом под его охрану, нельзя дать такого определения.

Объект посягательства является также основанием построения системы Особенной части уголовного закона. Система уголовного закона определяет объем и пределы уголовно-правовой охраны, характеризует общественную опасность и социальную сущность каждого конкретного преступления.

Объект уголовно-правовой охраны – один из элементов состава преступления. Данная проблема привлекала внимания многих ученых юристов. Ее исследовали в плане общего учения о составе преступления Н.С.Таганцев, В.Д. Спасович, Н.Д. Сергеевский, А. А. Пионтковский, А. Н. Трайнин, Н. Д. Дурманов, Н. И. Загородников, Я. М. Брайнин, В. Н. Кудрявцев, А.В. Наумов, М. Д. Шаргородский, Н. А. Беляев, И.Ш.Борчашвили, С.М. Рахметов. Специальным исследованием занимались Б. С. Никифоров, Е. Каиржанов, Е. А. Фролов, Ю. М. Лифшиц, В. К. Глистин.

Объект преступления – это то, на что направлено посягательство, чему причиняется или может быть причинен вред в результате совершения преступления.

Анализ норм Конституции и Уголовного закона Республики Казахстан позволяет сделать вывод о том, что под охрану Уголовного кодекса берутся только наиболее важные для интересов личности, общества и государства общественные отношения, которым преступные посягательства могут причинить существенный вред.

В ст. 2 Уголовного кодекса Республики Казахстан дается обобщенный перечень объектов уголовно-правовой охраны. К ним относятся: права, свободы и законные интересы человека и гражданина, собственность, права и законные интересы организаций, общественный порядок и безопасность, окружающая среда, конституционный строй и территориальная целостность Республики Казахстан, мир и безопасность человечества. Этот обобщенный перечень конкретизируется в Особенной части уголовного закона, прежде всего – в названиях глав Уголовного кодекса, поскольку Особенная часть построена по признаку именно родового объекта преступления.

Вопрос о том, что следует понимать под объектом преступления, является дискуссионным среди ученых юристов разных лет. Первым по времени возник­новения в теории уголовного права следует считать объяснение объекта пре­ступления как «субъективного права». Наиболее последовательно это учение нашло свое отражение в работах немецкого юриста А. Фейербаха. Позднее эта теория развивалась и изменялась.

Теорию об объекте преступления как о субъективном праве поддерживал также В.Д. Спасович[1].

По мнению С.М. Буздинского «объектом посягательства могут быть только отдельные лица, группы лиц, государство и общество, но не животные, вещи и т. д[2].

Н.С. Таганцев объектом преступления определял норму права или запо­ведь, нашедшую свое отражение во всем входящем в сферу субъективных прав[3].

Л.С Белогриц-Котляревский пытался соединить норму права с ее реаль­ным содержанием. Объектом преступлений, - писал он с формальной стороны является норма, а с другой материальные - те жизненные интересы и блага, ко­торые этими нормами охраняются[4].

Большинство ученых советского периода в течение нескольких десятилетий придерживались концепции объекта преступления, восходящей своими истоками к первым законодательным актам Советского государства (в частности, к Руководящим началам по уголовному праву РСФСР 1919 г.). Суть данной концепции заключается в том, что под объектом преступления понимаются охраняемые уголовным правом общественные отношения[5], что получило отражение в Уголовном кодексе Казахской ССР 1959г.

Загрузка...

По мнению С.М. Рахметова, объектом преступления являются наиболее важные и ценные (с позиции господствующего класса) общественные отношения[6].

Признание общественных отношений в качестве объекта преступных посягательств по уголовному праву не означает, что все общественные отношения, рассматриваются как объект посягательства. Объектом преступлений по уголовному праву являются общественные отношения, соответствующие интересам личности, общества и государства. Не могут быть объектом охраны общественные отношения, хотя и существующие в нашем обществе, но не противоречащие интересам личности, общества и государства.

Не все общественные отношения, складывающиеся и существующие в обществе в определенный период времени, нуждаются в защите уголовно-правовыми средствами. Определенные группы общественных отношений государство считает возможным защищать не при помощи мер уголовной репрессии, а посредством административных, гражданских, налоговых и других правовых мер.

Уголовное наказание – наиболее острая форма государственного принуждения, поэтому оно используется государством для охраны самых важных общественных отношений[7]. Все отношения, существующие в обществе, с этой позиции разделяются на охраняемые при помощи норм уголовного права и не охраняемые нормами этой отрасли права. Такие важнейшие общественные отношения, как право на жизнь, здоровье, честь и достоинство человека и гражданина, собственность, конституционный строй, и территориальная целостность всегда пользуются охраной уголовного права, посягательства на них влекут применение к виновным мер уголовного наказания.

Грань между отношениями, охраняемыми и не охраняемыми уголовным правом, относительна, условна. Круг общественных отношений изменяется во времени в зависимости от того, какие новые отношения складываются в обществе в сфере политики, экономики и других социальных сферах. Определение объекта преступления зависит от того, какие новые общественные отношения нуждаются в защите уголовно-правовыми средствами. Законодатель, определив эти общественные отношения, посягательства на них, криминализирует путем введения в Уголовный кодекс новых соответствующих норм. Так, Законом РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам борьбы с терроризмом» от 19.02.02 г. были введены новые нормы ст. 233-1 УК РК «Пропаганда терроризма или публичные призывы к совершению акта терроризма», ст. 233-2 УК РК «Создание, руководство террористической группой и участие в ее деятельности», и ст. 330-1 «Невыполнение решения о выдворении»; Законом РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам незаконной миграции» от 22. 02. 2002 г. введены новые нормы ст. 330-2 «Организация незаконной миграции», ст. 330-3 «Неоднократное нарушение правил привлечения и использования в РК иностранной рабочей силы»; Законом РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам обеспечения национальной безопасности» от 08.07.2005 г. были введены ст. 233-3 УК РК «Финансирование экстремизма или террористической деятельности» и ст. 337-1 «Организация деятельности общественного и религиозного объединения либо иной организации после решения суда о запрете их деятельности или ликвидации в связи с осуществлением ими экстремизма».

В том случае, когда общественные отношения больше не нуждаются в защите именно уголовно-правовыми средствами, тогда законодатель декриминализирует деяния, посягающие на них, путем исключения соответствующих норм из Уголовного кодекса. Так, Законом РК «О внесении изменений в некоторые законодательные акты РК по вопросам регулирования отношений связанных с драгоценными металлами» от 09.07.1998 г. исключены ст. 210 УК РК «Незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга», ст. 211 УК РК «Нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней» и ст. 212 УК РК «Нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм». Законом РК «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс, Уголовно-процессуальный кодекс, Уголовно-исполнительный кодекс и Кодекс РК об административных правонарушениях по вопросам упрощения процедур расследования уголовных дел, декриминализации некоторых составов преступлений и совершенствования законодательства об административных правонарушениях» исключены ст. 106 УК РК «Побои» и ст. 154 УК РК «Отказ в предоставлении гражданину информации».

Общественные отношения, могущие быть объектом преступных посягательств, с формальной стороны отличаются от всех других общественных отношений тем, что ответственность за посягательства на них предусмотрена нормами уголовного права. Указание на этот признак обязательно при определении понятия объекта преступных посягательств.

Общественные отношения как объект преступных посягательств не следует отождествлять с объектом регулирования уголовного права. Объектом регулирования уголовного права тоже являются общественные отношения, однако, возникающие между государством в лице уполномоченных органов и лицом, в результате совершения последним уголовно наказуемого деяния.

Во многих случаях трактовка объекта преступления как определенных общественных отношений вполне справедлива, например, в случае признания объектом преступления отношений собственности при краже, грабеже и других хищениях имущества. В этом случае действительно объектом преступления выступает не непосредственно похищаемое имущество (ему при этом может быть не причинено никакого вреда), а именно отношения, вытекающие из права собственности, т.е. права владения, пользования и распоряжения имуществом.

Объектом преступления не могут быть признаны нормы права. Авторы учебника ВИЮН по уголовному праву признавали, что объектом всякого преступления одновременно являются и соответствующие общественные отношения, и соответствующие правовые нормы государства, которые регулируют эти отношения[8]. Данная позиция подверглась справедливой критике А. Н. Трайниным, Г. А. Кригером и М. И. Федоровым[9]. Лицо, совершившее преступление, нарушая закон, причиняет вред или создает угрозу причинения вреда не уголовно-правовой норме, а объекту преступления. Норма права не терпит и не может терпеть ущерб от посягательств, поэтому не может быть объектом уголовно-правовой охраны.

Проблема объекта преступления является одной из центральных в теории уголовного права. Если учесть, что большинство преступлений одновременно посягает на несколько смежных общественных отношений, то становится ясно, что объект преступления имеет сложную внутреннюю структуру. Следовательно, определяя объект преступления, необходимо разобраться в том, что составляет содержание общественного отношения. Так, Б. С. Никифоров, обстоятельно исследовавший содержание общественных отношений, раскрывая структуру объекта преступления, включает в него: 1) участников общественных отношений, носителей охраняемых законом интересов; 2) отношения между участниками, то есть охраняемые законом интересы участников (субъектов) этих отношений; 3) условия реализации обеспеченных законом возможностей; 4) вещественный предмет, если общественные отношения возникают по поводу такого предмета[10].

В. Н. Кудрявцев объект преступления сводит к совокупности трех факторов: 1) фактические общественные отношения между людьми; 2) их правовую форму; 3) материальные формы, условия и предпосылки существования этих общественных отношений[11].

Заслуживает внимания позиция Н. А. Беляева о том, что "общественное отношение – это отношения между лицами (физическими и юридическими) по поводу материальных вещей или действий, которые совершаются субъектами этого отношения. Элементами общественного отношения здесь выступают субъекты отношений, их деятельность и материальные вещи"[12]. Следует согласиться с высказываниями Н.А. Беляева, который в общественные отношения включает не только возможность действовать определенным способом, но и само фактическое поведение, практическую деятельность людей.

Несмотря на существующие различия в понимании объекта преступления вышеуказанными авторами, наличие трех элементов не оспаривается никем из них. К ним относятся: 1) субъекты общественных отношений; 2) само общественное отношение, которое определяется действием субъектов этих отношений; 3) предмет преступления.

Субъекты общественных отношений, а таковыми являются юридические и физические лица с их интересами, являются, таким образом, их неотъемлемой частью.

Однако от такого традиционного понятия отказывается российский юрист Г. П. Новоселов и выносит следующие положения: «Поскольку каждое преступление есть отношение лица к людям, то на этом основании можно констатировать, что объект преступления есть не само общественное отношение, а лишь одна его сторона. С этой точки зрения нельзя признать обоснованным представление об объекте посягательства, которое выводит его за рамки состава преступления. В качестве стороны общественных отношений объектом преступления выступает определенный участник отношений, а стало быть, объект – это всегда люди (отдельное лицо или группа лиц), и только они»[13].

Такая позиция, по нашему мнению, несколько необоснованна. Например, лицо, совершая побег из мест лишения свободы (ст. 358 УК РК), не всегда причиняет вред либо создает угрозу причинения вреда участникам отношений, т. е. людям, а нарушается деятельность государственного органа, осуществляющего исполнения приговора суда (порядок исполнения наказания), т. е. социальная связь между субъектами общественных отношений. Именно государство в лице уполномоченного органа выступает в данной ситуации участником общественных отношений. Другой пример: при совершении государственной измены (ст. 165 УК РК) претерпевает или может претерпеть ущерб конституционный строй и территориальная целостность государства, и она признается объектом преступления. Об этом прямо указано в ст. 2 УК РК.

В теории уголовного права при рассмотрении вопроса об определении объекта преступления немало внимания уделяется проблеме интереса.

Еще в свое время великий русский ученый, представитель классической школы русского уголовного права, один из основных разработчиков и составителей Уголовного уложения 1903 г., профессор Н.С. Таганцев отмечал: «Жизненным проявлением нормы может быть лишь то, что вызывает ее возникновение, дает ей содержание, служит ей оправданием – это интерес жизни, интерес человеческого общежития, употребляя это выражение в широком собирательном значении всего того, что обуславливает бытие и преуспевание отдельного лица, общества, государства и всего человечества в их физической, умственной и нравственной сферах. Жизнь общественная в ее индивидуальных и общественных проявлениях творит интересы и вызывает их правоохрану, в силу чего эти интересы получают особое значение и структуру, облекаются в значение юридических благ и как таковые дают содержание юридическим нормам и в то же время служат их жизненным проявлением, образуя своей совокупностью жизненное проявление правопорядка. При этом, обращая интерес жизни в правовое благо, право не только признает бытие этого интереса, не только дает ему охрану и защиту, но видоизменяет его в объеме, форме, иногда даже в содержании, сглаживая его частный и индивидуальный характер и придавая ему социальное, общественное значение. Таким образом, посягательство на норму права в ее реальном бытии есть посягательство на правоохраненный интерес жизни, на правое благо»[14]. Такими правоохраняемыми интересами могут быть: личность и ее блага – жизнь, телесная неприкосновенность, личные чувствования, честь, обладания или пользование известными предметами внешнего мира; проявление личности во вне, свобода передвижения и деятельности в ее различных сферах; возникшие в силу этой деятельности известные отношения или состояния – их неизменяемость, ненарушимость; различные блага, составляющие общественное достояние и т.п. Охраняемые интересы могут иметь реальный характер – жизнь, здоровье, неприкосновенность владения, или идеальный – честь, религиозное чувство, благопристойность и т.д. Эти интересы могут принадлежать отдельному лицу, физическому или юридическому, или отдельным общностям, существующим в государстве, или всей совокупности общественных факторов, всему обществу, или, наконец, государству как юридически организованному целому[15].

Б. С. Никифоров, определяя объект преступления как общественный интерес, против которого направлено преступление, считал, что интерес входит в структуру общественного отношения[16]. Аналогичную позицию занял Я. М. Брайнин, который писал, что в состав общественного отношения, наряду с другими элементами, входят охраняемые законом интересы субъектов общественных отношений[17]. Е. А. Фролов в структуру общественного отношения ввел интерес в качестве ядра[18]. Ю. И. Ляпунов считает, что интерес составляет содержание соответствующего отношения[19]. На наш взгляд, нельзя согласиться с точкой зрения Н. И. Коржанского, который, по существу, отождествляет интересы и общественные отношения, считая, что тесная связь между ними «дает основание назвать общественные отношения общественными интересами в действии»[20].

Профессор Е. И. Каиржанов, впервые в Казахстане исследовавший проблему объекта преступления, отмечает: "… отрывать общественные отношения от интересов нельзя. В этом смысле интерес является как бы своеобразной "предметной" основой элементарного общественного отношения. Последние хотя и возникают независимо от сознания человека, но складываются по поводу и в связи с интересом. Объектом преступлений по уголовному праву являются только такие общественные отношения, которые соответствуют интересам народа. Интересы – конкретное проявление, выражение общественных отношений. Такое понимание интереса как объекта уголовно-правовой охраны играет определенную роль и в более конкретном представлении и изучении объекта как общественного отношения (по характеру или содержанию того или иного интереса и его носителя – субъекта)"[21].

Для полного уяснения сути вреда, который причиняется обществу посягательствами на интересы, защищаемые уголовным законом, большое значение имеет изучение объекта преступления, установление и оценка тех общественных отношений, на которые посягает виновное лицо.

Общественные отношения сохраняют свою значимость до сегодняшнего дня, и даже новые учебники уголовного права в большинстве придерживаются данной концепции[22]. Однако в последнее время наметился и некоторый отход от такой однозначной трактовки понятия объекта преступления.

Так, профессор А.В.Наумов и в своем курсе лекций, и в учебнике по Общей части уголовного права высказывает мнение о том, что теория объекта преступления как общественного отношения «срабатывает» не всегда и, следовательно, не может быть признана универсальной теорией[23].

Также в юридической литературе появилась совсем необычная трактовка объекта преступления. По мнению авторов учебника по общей части уголовного права, объектом преступления является – «тот, против кого оно совершается, т.е. отдельные лица или какое-то множество лиц, материальные или нематериальные ценности которые, будучи поставленными под уголовно-правовую охрану, подвергаются преступному воздействию, в результате чего этим ли-

цам причиняется вред или создается угроза причинения вреда»[24].

Мы не согласны с данной позицией авторов. На наш взгляд, такое понимание объекта преступления противоречит как позиции законодателя, так и обыкновенному здравому смыслу. Подобная трактовка как бы меняет местами понятия объекта и предмета преступления, необоснованно примешивая сюда и категорию потерпевшего; при этом объект – всегда лицо или множество лиц, предмет – определенные материальные или иные ценности этих лиц. Помимо того, что не совсем ясен смысл такой «рокировки», данная позиция не отвечает главному требованию понятия объекта преступления – определению того чему именно причиняется или может быть причинен вред в результате посягательства.

Существует и иная точка зрения. Так, авторы курса уголовного права Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова считают объектом преступления – «охраняемые уголовным законом социально значимые ценности, интересы, блага, на которые посягает лицо, совершающее преступление, и которым в результате совершения преступного деяния причиняется или может быть причинен существенный вред»[25].

Данная позиция авторов нам близка, так как изменения в экономике, политике и культуре являются не устойчивыми, они меняются с изменением исторических условий. Об этом также писал Н.С. Таганцев: «Сумма таких правоохраненных интересов, обрисовка каждого из них в отдельности, их взаимное отношение и т.п. изменяются в истории каждого народа сообразно с изменением условий государственной и общественной жизни, с развитием культуры»[26].

Изменяются и приоритеты в системе ценностей уголовно-правовой охраны. Это прослеживается на примере развития уголовного законодательства ХХ века. Так, начиная с советского периода, общее определение объектов уголовно-правовой охраны и объектов преступления давалось уже в самом законодательстве, прежде всего, в понятии преступления. Руководящие начала по уголовному праву РСФСР 1919 г. определяли преступление как «нарушение порядка общественных отношений, охраняемых уголовным правом». Порядок общественных отношений, «соответствующий интересам трудящихся масс», и объявлялся, таким образом, общим объектом уголовно-правовой охраны. Первый Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. определял преступление как действие или бездействие, опасное для рабоче-крестьянского правопорядка[27].

Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г. объявляли преступлением «общественно опасные деяния, подрывающие власть трудящихся или нарушающие установленный ею правопорядок»[28]. УК РСФСР 1926 г. общим объектом уголовно-правовой охраны считал «социалистическое государство рабочих и крестьян и установленный в нем правопорядок» (ст. 1).

Уголовный кодекс Казахской ССР 1959 г., в первоначальной редакции признавал объектами преступления общественный строй СССР, его политическую и экономическую системы, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права и свободы граждан, все формы собственности, социалистический правопорядок.

Уголовный кодекс Казахской ССР 1959 г. с изменениями и дополнениями внесенными Указом от 19 апреля 1982 г. (Ведомости Верховного Совета Казахской ССР, 1982 г., № 17, ст. 177.) и Указом Президента Республики Казахстан имеющего силу Закона от 12 мая 1995 г. № 2282, в ст. 2, определяя задачи уголовного законодательства Республики, называл охрану конституционного строя Республики Казахстан, его политической и экономической систем, собственности, личности, прав и свобод граждан и правопорядка. В соответствии с этим Особенная часть Уголовного кодекса Казахской ССР начиналась с главы 1 «Государственные преступления», а затем была предусмотрена глава 2 «Преступления против собственности», «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности» рассматривались в 3 главе.

Уголовный кодекс Республики Казахстан 1997 г. признает объектами уголовно-правовой охраны, прежде всего, права, свободы и законные интересы человека и гражданина, собственность, права и законные интересы организаций, общественный порядок и безопасность, окружающая среда, конституционный строй и территориальная целостность Республики Казахстан, мир и безопасность человечества (ст. 2 УК РК).

Таким образом, на примере краткого исторического экскурса по основным законодательным уголовно-правовым актам России и Казахстана ХХ столетия видно, что с течением времени и изменением исторических условий (социальных, политических, нравственных и др.) меняется как сама система правоохраняемых ценностей, так и структура, соотношение, иерархия этих ценностей.

Из вышеизложенного можно сделать вывод о том, что в системе социальных ценностей казахстанский законодатель признал приоритетное значение человека и гражданина по сравнению с общественными отношениями, охраняющими институт собственности либо интересы государства. Прежнее уголовное законодательство при определении направленности уголовных репрессий во главу угла ставило интересы политические.

С учетом изложенного, полагаем, что объектом преступления по уголовному праву являются охраняемые уголовным законом социально значимые ценности, интересы, блага или общественные отношения, которым в результате совершения преступного деяния причиняется вред либо они ставятся под угрозу причинения вреда[29].

Значение объекта преступления в основных чертах сводится к следующему:

1. Объект преступления – элемент каждого преступного деяния, т.е. любое преступление является таковым только тогда, когда чему-либо (какой-либо социально значимой ценности, благу, интересу, общественным отношениям,

охраняемым уголовным правом) причиняется или может быть причинен существенный вред. Это находит выражение в таком законодательно закрепленном признаке преступления, как общественная опасность.

2. Объект преступления – обязательный элемент состава преступления. Не может быть ни одного конкретного состава преступления (убийство, кража, государственная измена и пр.) без непосредственного объекта посягательства.

3. Объект преступления имеет принципиальное значение для кодификации уголовного законодательства. По признаку родового объекта преступления построено деление Особенной части Уголовного кодекса РК на главы. Это наиболее логичный и практически значимый критерий классификации и систематизации уголовно правовых норм.

4. Правильное установление объекта преступления позволяет отграничить преступление от других правонарушений. Кроме того, при явной малозначительности реального или возможного вреда какому-либо благу, даже охраняемому уголовным правом, не может идти речь о преступлении (ч. 2 ст. 9 УК РК – малозначительное деяние), так как объект не претерпевает того ущерба, который предполагается от преступления.

5. Объект преступления позволяет определить характер и степень общественной опасности преступного деяния, т.е. какому именно социально значимому благу или общественным отношениям, охраняемым уголовным законом, и в какой степени причинен или мог быть причинен вред.

Объект преступления имеет важное, а иногда и решающее значение для правильной квалификации деяния и отграничения одного преступления от другого. Например, по объекту посягательства можно разграничить между собой такие преступления, как убийство лица в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением профессионального или общественного долга и посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (п. «б» ч. 2. ст. 96 и ст. 340 УК РК); диверсию и терроризм (ст. 171 и ст. 233 УК РК) и т.д.

Непринятие во внимание специфики объекта посягательства, неправильное его установление приводят на практике к судебным ошибкам.

Однако отнесение тех или иных социально значимых ценностей, благ, интересов к объекту преступления вовсе не означает, что эти интересы являются исключительно объектами уголовно-правовой охраны. Очень часто одни и те же объекты охраняются нормами и других отраслей права. Например, отношения собственности охраняются и регулируются в первую очередь нормами гражданского права. Уголовное право берет под свою охрану эти объекты в случаях наиболее опасных на них посягательств (например, в случаях краж, грабежей, мошенничества, разбоя, и других форм хищения имущества). Менее опасные посягательства на собственность охраняются нормами гражданского права (например, невозвращение денежного долга). Таким образом, отнесение социально значимых ценностей, определенных благ, интересов к категории охраняемых уголовным правом, вовсе не превращает любое из посягательств на эти блага в уголовно-наказуемое. Таковыми становятся лишь наиболее опасные посягательства на эти объекты, предусмотренные уголовным законом.

2.Виды объектов преступлений

В зависимости от степени обобщенности охраняемых уголовным законом общественных отношений различают общий, родовой и непосредственный объекты преступления.

В советский период эта классификация была предложена еще в 1939 г. В.Д.Меньшагиным[30] и на протяжении многих лет поддерживалась в работах советских криминалистов.

Общим объектом преступления считают всю совокупность общественных отношений, которые поставлены под охрану действующего уголовного закона. В эту совокупность входят самые различные отношения (права, свобода и законные интересы личности, права и законные интересы организаций, общест-

венный порядок и безопасность, окружающая среда, конституционный строй и территориальная целостность страны, мирное сосуществование государств и безопасность человечества). Таким образом, общий объект охватывает разнообразные общественные отношения, в значительной мере различающиеся по своей социальной значимости, сфере действия, уровню обобщенности и т. д. В связи с тем, что любое общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом, всегда причиняет тот или иной ущерб общественным отношениям или ставит их в опасность причинения вреда, общий объект является единым для всех преступлений.

Служебная функция понятия общего объекта преступления состоит не только в том, что оно объединяет общественные отношения, выступающие родовыми и непосредственными объектами в единую систему, но и в том, что это понятие выражает их основное свойство: принадлежность к числу важнейших отношений общества на данном этапе его развития[31].

Нельзя согласиться с мнением М. И. Федорова, утверждавшего, что общего объекта преступления не существует, ибо он представляет собой только понятие, а не реальную действительность, не реальное явление общественной жизни. Представляется несостоятельным и его последующий вывод, что общий объект якобы ничего не дает ни для науки, ни для практики и от него следует отказаться[32]. Б. С. Никифоров[33] и ряд других ученых[34] полагают, что поскольку в качестве общего объекта преступления выступают общественные отношения вообще, то указание на такие отношения для понимания объекта преступления ничего не дает.

Не останавливаясь подробно на критике данного мнения, отметим только, что уяснение существа общего объекта преступления имеет важное значение для познания объектов конкретных преступлений, т. к. нельзя уяснить родовой и непосредственный объекты, присущие отдельной группе преступлений, не опираясь при этом на правильное понимание общего объекта преступлений.

Таким образом, общим объектом является вся совокупность социально значимых ценностей, интересов, благ и общественных отношений, которые охраняются уголовным законом от преступных посягательств. Общий объект преступления раскрывает социальное содержание преступления, выражает его общественную опасность для общества и государства.

Под родовым объектом понимается объект, охватывающий определенный круг тождественных или однородных по своей социально-политической и экономической сущности общественных отношений, которые должны охраняться в силу этого единым комплексом взаимосвязанных уголовно-правовых норм. Например, родовым объектом преступлений объединенных в первую главу Особенной части, является личность, т.е. жизнь, здоровье, свобода, честь и достоинство человека, объектом преступлений, предусмотренных в третьей главе, - конституционные, трудовые и иные права и свободы граждан.

Никифоров Б. С. родовым объектом признает «нормальное функционирование или возможность нормального функционирования отдельных социальных установлений в различных плоскостях их общественного существования»[35].

Группировка общественных отношений осуществляется не произвольно, а на основе объективно существующих критериев, обусловливающих их социальное предназначение в нем (субъекты или предметы отношения, содержание и особенность социальной связи).

Родовой объект преступления имеет важное значение при систематизации всех преступлений и уголовно-правовых норм, устанавливающих ответственность за их совершение. Именно это его свойство было положено в основу при построении Особенной части действующего Уголовного кодекса, что позволило законодателю в целом правильно объединить в пределах одной главы УК нормы, в которых устанавливается ответственность за посягательства на тождественные или однородные общественные отношения. Так, в гл. 6 УК РК “Преступления против собственности”, законодатель включает нормы, в которых устанавливается ответственность за преступные посягательства на те общественные отношения, которые призваны обеспечить неприкосновенность собственности. В гл. 16 УК РК «Воинские преступления» включены нормы об ответственности за посягательства на установленный порядок несения военной службы.

Родовой объект отражает характер и степень общественной опасности, тяжести группы преступлений, включенных в ту или иную главу. Чем социально значительнее, ценнее родовой объект, тем опаснее группа преступлений. В действующем Уголовном кодексе РК главы размещены с учетом этих обстоятельств. Например, «Преступления против личности», где на основе Конституции РК законодатель отдает приоритет охране прав, свобод и законных интересов граждан, поэтому впервые их защита и охрана предусмотрена в первой главе Особенной части УК РК. Раскрытию содержания, значения родового объекта помогает анализ непосредственных объектов преступлений.

Разделение всех составов преступлений по главам Уголовного кодекса в зависимости от родового объекта не является неизменным. Изучение истории уголовного законодательства показывает, что перечень родовых объектов является подвижным и изменчивым. Такие изменения обусловливаются подвижностью самой значимости тех или иных общественных отношений для интересов личности, общества или государства на различных этапах его развития. Так, например, возрастание значения охраны общественных отношений, регулирующих сферу экономической и коммерческой деятельности, вызвало целесообразность включения таких самостоятельных глав в УК РК, как «Преступления в сфере экономической деятельности» и «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях».

Изложенное послужило основанием для вывода о том, что родовой объект присущ не всем и не одному преступлению, а группе преступлений.

Родовой объект – это группа однородных общественных отношений, благ и интересов, на которые посягает группы преступлений.

Существенное значение для правоприменительной деятельности имеет определение непосредственного объекта преступления. Под ним понимают те конкретные социально значимые ценности, блага, интерес и общественные отношения, которые поставлены под охрану уголовного закона и которым причиняется ущерб деянием, подпадающим под признаки конкретного преступления.

В юридической литературе нередко непосредственный объект преступления характеризуют как первичную клетку в системе социальных связей[36], отдельном (индивидуальном) общественном отношении2. «Экономические, политические, национальные, хозяйственные, имущественные, трудовые, земельные, брачно-семейные и иные социальные отношения, - пишет Н. И. Коржанский, - имеют бытие через единичные, конкретные отношения между лицами – носителями этих отношений. Эти конкретные отношения и являются непосредственным объектом преступления»[37].

Действительно, на поверхности социальной жизни общественные отношения обретают свое бытие либо в виде индивидуальных межличностных отношений, либо в виде индивидуальных отношений, т.е. отношений между индивидами, опосредованных соответствующими социальными институтами (экономическими, политическими, правовыми и др.).

В индивидуальном отношении его субъекты всегда действуют сознательно, предвидят результаты своей деятельности и направляют волевые усилия на достижение поставленных целей. Из массы этих социальных связей складывается система общественных отношений.

Таким образом, общественные отношения включают в себя множество индивидуальных связей между отдельными лицами.

Отождествление общественных отношений с индивидуальными реальными отношениями при определении непосредственного объекта преступления искажает социальную природу преступления, как деяния, наносящего вред охраняемым уголовным законом общественным отношениям.

Непосредственный объект преступления – составная часть общего и родового объектов. Поэтому нельзя утверждать, что в некоторых составах преступлений непосредственный и родовой объекты совпадают. Они не могут совпадать, как не может совпасть целое с частью. Например, родовым объектом преступлений против собственности являются отношения собственности. Непосредственным объектом охраны каждого из составов, входящих в эту главу, также выступают отношения собственности. Однако уже здесь они не совпадают по объему: родовой объект – это совокупность всех отношений собственности, находящихся под охраной уголовного закона, а непосредственный объект – конкретное общественное отношение, хотя его характеристика и дается в составе в общей форме.

С учетом изложенного, следует, что непосредственный объект – это то, на что посягает конкретное преступление, то есть конкретное, отдельно взятое социально значимая ценность, интерес, благо или общественное отношение, нарушаемое конкретным преступлением. Непосредственный объект отражает специфику, различную общественную опасность и наказуемость конкретных деяний, объединяемых в уголовном законе в одну главу по родовому объекту. Поэтому непосредственный объект имеет важное значение для квалификации преступлений, т.к. позволяет по этому элементу состава отграничивать преступление от других однородных ему преступлений, объединенных единым родовым объектом. Так, например, одним из важнейших отличительных признаков, отграничивающих состав убийства ст. 96 УК РК от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью ст. 103 УК РК, является непосредственный объект преступления. В первом случае таким объектом будет жизнь, а во втором – здоровье.

Ряд преступлений, предусмотренных в УК РК, нарушает или угрожает нарушением не одному, а нескольким общественным отношениям. Одновременное поражение преступлением нескольких объектов Н. И. Коржанский называет конкуренцией непосредственных объектов[38]. Конкуренция непосредственных объектов преступления порождается сложностью общественной жизни. В силу множественности и взаимозависимости общественных отношений, участником которых является один и тот же субъект, преступление, воздействуя на одно звено социальной связи, так или иначе, прямо или косвенно затрагивает другие, соприкасающиеся с ним отношения.

Эта особенность преступных деяний вызвала необходимость классификации непосредственных объектов по горизонтали на основной, дополнительный (второстепенный) и факультативный объекты посягательства.

По мнению Е. А. Фролова, основным непосредственным объектом посягательства является такое общественное отношение, тот интерес, который законодатель, создавая норму, стремился поставить под охрану уголовного закона в данном случае[39].

Не соглашаясь с такой трактовкой основного непосредственного объекта, Н. И. Коржанский указывает, что она не содержит в себе его основного признака. Он предложил под основным непосредственным объектом преступления понимать то общественное отношение, повреждение которого составляет социальную сущность данного преступления и в целях охраны которого создана уголовно-правовая норма, предусматривающая ответственность за ее совершение[40].

Отсюда следует, что основной непосредственный объект отражает основ­ное содержание того или иного преступления, его антисоциальную сущность и направленность. Он в большей мере, чем другие объекты, определяет характер общественной опасности совершенного преступления и тяжесть возможных последствий.

Наука уголовного права под дополнительным непосредственным объектом понимает то общественное отношение, посягательство на которое не составляет сущности данного преступления, но которое этим преступлением всегда поражается или создается угроза причинения ему вреда. Дополнительный непосредственный объект появляется в так называемых двуобъектных, или многообъектных, преступлениях. Например, разбой (ст.179 УК) посягает одновременно на собственность и здоровье. Однако мы определяем это преступление как хищение, поскольку один из объектов посягательства совпадает с родовым объектом той главы, в которой находится соответствующая норма. Собственность выступает в качестве основного объекта, а жизнь и здоровье в качестве – дополнительного объекта. Именно это обстоятельство является основанием определить собственность как основной непосредственный объект, поскольку эти общественные отношения выходят за пределы понятия «собственность» и находятся в плоскости понятия «личность». Однако виновный за разбой привлекается только в том случае, если дополнительному непосредственному объекту причинен вред либо создается угроза причинения вреда. Если же вреда или угрозы причинения вреда нет, то нет и состава разбоя, как двуобъектного преступления. В таких случаях совершенное деяние надо квалифицировать как грабеж, посягающий только на собственность.

Таким образом, дополнительный непосредственный объект всегда указан в конкретной уголовно-правовой норме наряду с основным непосредственным объектом.

Факультативным непосредственным объектом являются те социально значимые ценности, блага, интерес и общественные отношения, которым не во всех случаях при совершении преступления причиняется вред. Например, при совершении хулиганства могут подвергаться нарушению интересы личности либо отношения собственности, хотя основным объектом выступает общественный порядок. Но при хулиганстве (ст. 257 УК РК) такие объекты могут и не подвергаться нарушению. При самоуправстве (ст. 327 УК РК) одним из дополнительных непосредственных объектов является личность и ее права. Однако в конкретном случае такой вред именно этому объекту может быть и не причинен, т.к. вместо него вред в таких случаях причиняется интересам, например, государства или общественных организаций. В связи с этим и личность и ее права и интересы, и государственные интересы, и интересы общественных организаций – это факультативные непосредственные объекты самоуправства.

Характерная особенность дополнительного и факультативного объектов состоит в том, что такими объектами могут быть лишь те отношения, которые законодателем взяты под охрану уголовного закона.

Названные объекты имеют важное значение для определения характера и степени общественной опасности совершенного преступления, установления тяжести наступивших или возможных последствий. Следует отметить, что дополнительный объект часто используется законодателем для выделения квалифицированного состава конкретного преступления.

Таким образом, классификация объектов, как по горизонтали, так и по вертикали позволяет уточнить характер и степень общественной опасности преступления, его юридическую природу, а также помогает правильно квалифицировать совершенное преступление.

3. Предмет преступления и его соотношение

с непосредственным объектом преступления

Характеристика объекта преступления будет не полной, если не отметить основные положения предмета преступного воздействия. Воздействуя на предметы материального мира, лицо, совершившее преступление, осуществляет посягательство на общественные отношения, то есть на объект преступления. Следовательно, немаловажное значение для правильной квалификации преступлений имеет определение предмета преступления.

Вопрос о предмете преступления относится к числу дискуссионных в теории уголовного права. Та или иная позиция автора, занятая по предмету преступления, определяется его пониманием структуры общественного отношения как объекта преступления. Исходя из такого понимания, одни авторы полагают, что беспредметных преступлений вообще нет[41], другие не видят оснований для выделения предмета преступления в качестве особого понятия, отличающего его от непосредственного объекта преступления[42].

Н. И. Коржанский считает, что предмет преступления - это конкретная материальная вещь, в которой проявляются определенные стороны, свойства общественных отношений (объекта преступления), путем физического или психического воздействия, которым причиняется социально опасный вред в сфере общественных отношений[43].

По мнению Н.И. Загородникова, утверждавшего, что предметами преступления необходимо признавать те вещи материального мира, воздействуя на которые субъект причиняет вред объекту преступления[44].

Другие ученые считают необходимым говорить о предмете преступления только в случаях, указанных в уголовном законе[45].

Последняя точка зрения, на наш взгляд, является наиболее обоснованной, поскольку установление предмета преступления имеет юридическое значение лишь тогда, когда предмет выступает в качестве конструктивного признака конкретного состава преступления.

Так, если предметом преступления против чужой собственности является имущество, товарно-материальные ценности, то есть вещи, обладающие стоимостью, то природные компоненты (лес, а равно деревья и кустарники) в силу того, что они не обладают такими свойствами, потому что находятся в естественном состоянии, то есть на корню, не могут рассматриваться в качестве вещей, имущества. И лишь только после извлечения их из естественного состояния посредством затрат человеческого труда они приобретают свойства товара, имущества или вещей, владение, пользование и распоряжение которыми регламентируется уже отношениями чужой собственности.

Предмет преступления – это материальная вещь объективно существующего внешнего мира, в связи или по поводу которой совершается преступление.

К предмету преступления следует относить только определенные вещи, а не любые иные ценности. Такое решение обусловлено тем, что законодатель чаще всего указывает именно на определенные вещи, а точнее, их, признаки, свойства при описании того или иного преступления. Например, законодатель, описывая в законе признаки преступления, предусмотренного ст. 290 УК «Незаконное обращение с редкими и находящимися под угрозой исчезновения видами животных и растений», указывает, что ответственность по данной норме наступает только при незаконном добывании, приобретении, сбыте, а равно уничтожении редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных и растений, занесенных в Красную книгу Республики Казахстан. Следовательно, ответственность по этой статье исключается, если будет установлено, что лицо совершило вышеуказанные действия с животными и растениями, не занесенными в Красную книгу Республики Казахстан. Аналогично в преступлениях против собственности, связанных с хищением, подчеркивается, что предметом этих преступлении является только имущество и права на имущество. Поэтому, если будет установлено, что лицо, пусть даже из корыстных побуждений, похитило огнестрельное оружие, то его действия уже не могут квалифицироваться как хищения чужого имущества.

Однако на предмет преступления нельзя смотреть только с точки зрения его физических, химических, биологических и других свойств. Он обладает еще рядом других, неразрывно связанных с естественными, социальными признаками в зависимости от характера тех общественных отношений, которые он овеществляет собой. А для уголовного права как раз и имеет значение не столько естественная, сколько социальная характеристика предмета, способного выполнять самые разнообразные социальные функции и в связи с этим входить в состав различных общественных отношений. Поэтому материальную вещь, которую мы называем предметом преступления, нельзя рассматривать только с точки зрения ее естественных свойств, а всегда надо соотносить с определенными общественными отношениями, как их материальный элемент.

Следовательно, предмет преступления (а не вообще предмет) социально не нейтрален. Он является вещественным носителем и выразителем определенных общественных отношений, охраняемых уголовным законом.

Предмет преступления для многих составов преступлений является обязательным признаком. Так, в преступлении, предусмотренного ст. 295 УК «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного или водного транспорта», предметом могут быть только железнодорожные, воздушные и водные транспортные средства, а предметом преступления, предусмотренного ст. 250 УК «Контрабанда изъятых из обращения предметов или предметов, обращение которых ограничено», признаются наркотические средства, психотропные, сильнодействующие, ядовитые, отравляющие, радиоактивные или взрывчатые вещества, вооружение, военная техника, взрывные устройства, огнестрельные оружия и боеприпасы, ядерные, химические, биологические и другие виды оружия массового поражения, материалы и оборудования, которые могут быть использованы для создания оружия массового поражения.

По мнению М. И. Федорова, предмет посягательства сам по себе не является элементом состава преступления и его отсутствие или особые свойства не оказывают влияния на квалификацию преступления[46].

С такой позиции нельзя согласиться. Так, ст. 180 УК «Хищение предметов, имеющих особую ценность» устанавливает ответственность за хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность. В тех случаях, когда имущество является предметом других преступлений, законодатель указывает на его отличительные свойства и качества. Например, предметом преступления, предусмотренного ст. 193 УК «Легализация денежных средств или иного имущества, приобретенного незаконным путем», являются денежные средства или имущество, приобретенное заведомо незаконным путем. Если же этот отличительный признак, определяющий имущество как предмет преступления, не будет установлен по конкретному делу, то состав рассматриваемого преступления отсутствует.

В некоторых случаях признаки предмета преступления выступают квалифицирующими признаками состава преступления. Например, в п. «б» ч. 3 ст. 187 УК «Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества» предметом преступления выступают предметы и документы, имеющие особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, а в п. «а» ч. 2 ст. 183 УК «Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем» - автомобиль или имущество в крупном размере.

Предмет преступления следует отличать от орудий и средств совершения преступления, т.е. те предметы, которые используются преступником для совершения преступления (например, огнестрельное оружие при разбое или убийстве, отмычки при квартирной краже и т.д.). Вместе с тем, один и тот же предмет может в одних преступлениях выполнять роль предмета преступления, а в других – орудия или средства совершения преступления. Так пистолет при его хищении будет предметом преступления, а использование его при разбое (ст. 179 УК РК) превращает его в орудие преступления.

Предмет преступления находится в наиболее тесной связи с объектом. Об этом свидетельствует то, что многие предметы преступления, одновременно входят также и в состав охраняемого общественного отношения в качестве его предмета. Поэтому в теории уголовного права они рассматриваются в структуре объекта, а не любого другого элемента состава преступления (например, объективной стороны).

Предмет преступления имеет важное значение для определения самого объекта, выяснения характера его содержания. По некоторым составам преступлений установление предмета преступления является необходимым критерием выяснения характера самого посягательства, а также определения объекта уголовно-правовой охраны. Например, хищение огнестрельного оружия посягает на общественную безопасность, а хищение гладкоствольного охотничьего оружия – на собственность.

Объект и предмет в совокупности образуют самостоятельный элемент состава преступления. Однако если объект преступления является обязательным, то предмет – факультативным признаком состава преступления.

Справедливо отмечает В. Н. Кудрявцев, разграничивая предмет и объект преступления, что уголовный закон охраняет не вещи и предметы сами по себе, а те общественные отношения, которые являются объектами посягательства[47].

Предмет преступления отличается от объекта еще тем, что если объекту преступления всегда причиняется вред либо создается угроза причинения вреда, то предмет преступления, как правило, не терпит ущерба. И только в отдельных случаях, когда законодатель предусматривает ответственность за разрушение или повреждение конкретных вещей или других материальных ценностей, предмету преступления должен быть причинен вред. Например, ст. 299 УК предусматривает ответственность за умышленное приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения либо ст. 187 УК – за умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества.

Ряд авторов полагают, что между объектом и предметом преступления нет никакого разграничения, мотивируя свою позицию тождеством понятий «объект» и «предмет» и отсутствием практического значения такого разграничения[48]. Б. С. Никифоров, например, считает, что предмет преступления – это всего лишь составная часть объекта преступления – общественного отношения – и приходит к выводу об отсутствии необходимости в самостоятельном исследовании предмета преступления[49].

На наш взгляд, нельзя согласиться с высказываниями Б.С. Никифорова, так как автор отождествляет предмет преступления с его объектом. В науке уголовного права общепризнанным является мнение о том, что объектом преступления являются общественные отношения, блага и интересы. Предмет преступления как материальная ценность (вещь) не тождественен общественным отношениям. Он лишь – выступает как «часть» общественных отношений.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что предмет преступления это конкретная материальная вещь внешнего мира, прямо указанная или подразумеваемая в уголовном законе, путем противоправного воздействия, на которую причиняется вред либо создается угроза причинения вреда в сфере общественных отношений.

Заключение.

Защита прав и законных интересов граждан, общества и государства – одна из важнейших задач Республики Казахстан, ее специальных органов. В осуществлении этих задач немаловажную роль выполняют нормы права со многими его отраслями – административного, гражданского, налогового, международного и другими.

Основные права и свободы гарантированы Конституцией страны. Гражданам Республики Казахстан предоставлено права на жизнь, личную свободу, честь и достоинство, неприкосновенность частной жизни, труд, отдых, образование. Провозглашено и обеспечено полное равноправие граждан, независимо от их происхождения, социального, должностного и имущественного положения, пола, расы, национальности, языка, отношения к религии, убеждений, места жительства или любым иным обстоятельствам. Также они имеют права проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования, гарантированы свобода слова и творчества, предпринимательской деятельности, неприкосновенность жилища, частной собственности, тайна переписки.

Особое место среди мер защиты вышеперечисленных прав, свобод и интересов граждан, а также других благ общества и государства занимает уголовный закон. Он охраняет общественные отношения от наиболее опасных посягательств, а потому признаваемых государством преступными нарушениями путем применения к виновным лицам мер уголовного наказания.

[1] Спасович В.Д. Учебник уголовного права. Часть Общая. – СПб., 1962.

[2] Буздинский С.М. Начало уголовного права. – Варшава, 1970.

[3] Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. – СПБ., 1903. Т. 1. – С. 484.

[4] Учебник русского уголовного права профессора Л.С. Белогриц-Котляревского. Части Общая и Особенная. – 1903. – С. 161.

[5] Наиболее ярко эту концепцию отразили в своих трудах классики советской школы уголовного права Никифоров Б.С. и Пионтковский А.А. См.: Никифоров Б.С. Объект преступления. - М., 1960. - 29 с.; Пионтковский А.А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву М., 1961.Загородников Н.И. Значение объекта преступ­ления при определении меры наказания по советскому уголовному праву. // Труды Военно-юридической ака­демии. - М., 1949 Т.Х. - с. 12.; Курс советского уголовного права. Часть Общая. Т 1. (отв. ред. профессор Н.А.Беляев, профессор М.Д.Шаргородский). Изд-во Ленинградского университета. 1968 г. с. 275.

[6] Уголовное право РК. Общая часть. 2-е изд. Испр. и доп. – Алматы: Жеті Жарғы, 2003. С. 65.

[7] Никифоров Б.С. Объект преступления по советскому уголовному праву. М, 1960 с. 28

[8] Советское уголовное право. Общая часть. М.ВИЮН. 1948. С 291.

[9] Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. М. 1957. С. 157. Кригер Г.А. К вопросу о понятии объекта преступления в советском уголовном праве. // Вестник МГУ. 1955 № 1. Федоров М.И. Понятие объекта преступления по советскому уголовному праву. // Ученые записки Пермского университета. Т. Х!. ч 4. Кн.2. 1957. С. 182.

[10] Никифоров Б.С. Указ. работа. С. 29-38.

[11] Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлении. М. 1972. С. 151.

[12] Курс советского уголовного права. Часть Общая. Л. 1968. Т. 1. С. 304.

13Уголовное право. Общая часть. М. Издат. группа ИНФРА М-НОРМА. 1997. с. 133, 143.

[14] Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть Общая. В 2-х т. Т. 1. М., 1994. С.32-33.

[15] Таганцев Н.С. Указ. соч. С. 34-35.

[16] Никифоров Б.С. Объект преступления по советскому уголовному праву. М. 1960. С. 29-121.

[17] Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве. М. 1963. С. 167.

[18]Фролов Е. А. Спорные вопросы общего учения об объекте преступления. // Сборник научных трудов Свердловского юридического института. 1969. Вып. 10. С. 198.

[19] Ляпунов Ю. И. Основные теоретические проблемы уголовно-правовой охраны природы в СССР. Дисс. .. канд. юрид. наук. М. 1976. С. 15.

[20] Коржанский Н. И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны. М. 1980. С. 41.

[21] Каиржанов Е. Интересы трудящихся и уголовный закон. Алма-Ата, 1973. С. 56.

[22]См., например: Уголовное право. Общая часть. Учебник /Под ред Н.И.Ветрова, Ю.И.Ляпунова. М., 1997. С. 183-185.; Уголовное право РФ. Общая часть. Учебник / Под ред. Р.Р. Галиакпарова. Саратов, 1997. С. 142-149.

[23] Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 1996. С. 147.; Российское уголовное право. Общая часть. Учебник / Под ред ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. М., 1997. С. 91-92.

[24] Уголовное право. Общая часть. Учебник / Отв. ред. И.Я. Козаченко и З.А. Незнамова. М., 1997. С. 135.

[25] Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1. Учение о преступлении. Учебник для вузов. Под ред. профессора Н.Ф. Кузнецовой и доцента И.М. Тяжковой. – М., 2002. С. 209.

[26] Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть Общая. В 2-х томах Т. 1. М., 1994. С. 29.

[27] Уголовное право. Общая часть / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Ю.М. Ткачевского, Г.Н. Борзенкова. М. , 1993. С. 35.

[28] Уголовное законодательство СССР и союзных республик. Сборник (Основные законодательные акты) / Под ред. Д.С. Кареева. М., 1957. С. 7.

[29] См.: Уголовное право РК. Общая часть. Курс лекций. /Под ред. И.Ш. Борчашвили. – Караганда, КарЮИ МВД РК им. Б. Бейсенова, 2002. – С. 86.

[30] Советское уголовное право: Учебное пособие для правовых школ. Вып 1. – М.: Юриздат, 1938 г. С. 27.

[31] Тоболкин П.С. Социальная обусловленность уголовно-правовых норм. Свердловск. 1983. С. 92-93.

[32]Федоров М.И. Понятие объекта преступления по советскому уголовному праву. // Учен.зап.Пермс. ун-та. Вып. 4.Т. 11. Кн. 2. Пермь. 1957. С. 190-191.

[33] Никифоров Б.С. Указ.работа. с. 114.

[34]Фролов Е.А. Указ. работа. С. 46.; Коржанский Н.И. Объект посягательства и квалификация преступлений.Волгоград. 1976 г. с. 64-66.

[35] Никифоров Б.С. Указ. работа. С. 114.

[36] Глистин В.Г. Проблемы уголовно-правовой охраны общественных отношений. Л. 1979. С. 5.

[37] Коржанский Н.И. Указ. работа. С. 69.

[38] Коржанский Н.И. Указ. работа. С. 216.

[39] Фролов Е.А. Указ.работа. с. 202.

[40] Коржанский Н.И. Указ. оработа .с. 81.

[41] Уголовный кодекс РК: толкование и комментирование. 2 вып. Алматы, 1998. С. 76.

[42] Никифоров Б.С. Указ.работа. с. 130-133. Курс советского уголовного права. М. 1970. Т. 2. С.119.

[43] Коржанский Н.И. Предмет преступления. Волгоград. 1976. С. с. 17.

[44] 4 Загородников Н.И. Советское уголовное право. Учебник. М. Юрид.лит-ра., 1975. С. 56-58.

[45] Гельфер Е.А. Объект преступления. М. 1960. С. 15-19. Фролов Е.А. Указ.раб. с. 216-225.

[46] Федоров М.И. Указ.работа. с. 192.

[47] Кудрявцев В.Н. О соотношении предмета и объекта преступления по советскому уголовному праву. // Труды военно-юридической Академии. М. 1951. Вып. 13. С. 66-70.

[48] Васильев А.Н. Преступления против социалистической собственности. М. 1959. С. 19. Михайлов М.П. Уголовная ответственность за краже личного имущества и разбой. М., 1958. С. 42.

[49] Никифоров Б.С. Указ. работа. С. 130-132.




Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать HTML- теги и атрибуты:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

+ 3 = 12