Истоки и сущность социально ориентированной рыночной экономики

Лекция 10. Социально ориентированная рыночная экономика.

Тема 9. СОЦИАЛЬНО ОРИЕНТИРОВАННАЯ РЫНОЧНАЯ ЭКОНоМИКА

Основные понятия, включенные в систему тренинг-тестирования:

социально ориентированная рыночная экономика (СОРЭ); основные модели СОРЭ; принципы формирования СОРЭ; проблемы ее формирования в Республике Беларусь.

Вопросы "Куда идем?" "К чему переходим?" воспринимаются теперь уже не так болезненно, как раньше, поскольку главный ответ известен: "к социально ориентированной рыночной экономике". Однако вслед за этим ответом возникают новые вопросы: где истоки новой экономики? Кто, где и когда выдвинул такие идеи? В чем их суть? Как и насколько они обоснованны? Проверены ли практикой?

Любая экономика, по определению, социальна. Но при этом под социальной рыночной экономикой понимается вполне конкретный тип хозяйственной системы, возникший и укрепившийся в послевоенные десятилетия в индустриальных странах, главным образом в Западной Европе, и отличающийся исключительно высоким уровнем социального и экономического благосостояния граждан. Западноевропейские страны называют себя социальными государствами и реализуют социальную политику не только на национальном уровне, но и на наднациональном – в рамках Европейского союза.

Социальная рыночная экономика как особый тип хозяйственной системы характеризуется не просто высоким уровнем благосостояния населения.Ее отличает система социально-экономических институтов, которые направляют функционирование всех элементов этой системы на реализацию целей социальной справедливости, защищенности, высокого уровня и качества жизни.

Поэтому, на наш взгляд, важно отличать экономики с высоким уровнем жизни и значительными социальными расходами от собственно социальных рыночных экономик. Первые - это обычно либеральные общества, которые добились высокого уровня материального богатства и потому могут позволить себе выделение огромных средств на помощь бедным, на финансирование здравоохранения, образования и другие социальные цели. Самой очевидной иллюстрацией таких обществ являются США и Канада. Однако эти страны не имеют достаточно мощных «встроенных» механизмов согласования интересов между социальными группами. Напротив, малые западноевропейские страны, например: Австрия, Бельгия и Швейцария, могут быть отнесены к «социальным экономикам» именно на том основании, что их социально-экономические и правовые системы «настроены» на достижение социального согласия и высокого уровня жизни основной массы населения, хотя по абсолютным показателям дохода и качества жизни они уступают ведущим рыночным экономикам.

Еще в начале XX века в США и Германии на волне антитрестовской, антимонопольной политики возникает новое научное направление, которое теперь называют социально-институциональным. Его яркими представителями были ученые–экономисты Торстейн Веблен и Уэсли Митчелл. К этому времени США стали наиболее богатой страной в мире с монополизированной экономикой. Поэтому здесь появились первые антимонопольные законы и меры.

Новое направление упорно доказывало несовершенство господствовавшей рыночной монополизированной экономики. Оно требовало более широкого, всеобъемлющего подхода к экономическим проблемам с непременным учетом сильного влияния на экономику социальных институтов и процессов. К ним относились государство, право, профсоюзы, нравы, религия и т.п. Сторонники нового направления требовали социального контроля над несовершенным монопольным рынком.

Уже в этом научном направлении можно усмотреть истоки новой, социальной модели экономики. Ведь именно экономисты – "институционалисты" обратили внимание и подчеркнули то, что нет уже "чистой экономики", что вместе с материальными на экономику влияют такие факторы как правовые, социальные, моральные. И все они воздействуют на экономический рост и благосостояние страны. Такой, более широкий подход к экономике, учитывающий ее прямую связь и зависимость от социальной сферы и ее проблем, признан в истории достижением методологии и теории экономики.

Однако само новое понятие "социальная рыночная экономика" вызрело позже, на ниве истории Германии. Еще перед самой войной, развязанной фашистской Германией, под большим впечатлением от мирового экономического кризиса, разразившегося в 30-е годы, ряд немецких ученых–экономистов были едины в том, что в будущем их страна должна дистанцироваться от устаревших принципов свободной рыночной экономики, ответственной за возникшие мировой кризис и беспорядки. Их имена – Вальтер Ойкен, Вильгельм Рёпке, Леопольд Микш.

Теоретические основы социальной рыночной экономики восходят к предвоенным работам ученых фрайбургской школы – В.Ойкена, Ф.Бёма и др., разработавших концепцию "порядков". Это научное направление называют ордолиберализмом. Главное понятие данной теории – "порядок" – определяется как совокупность институтов и норм, связанных с экономическими организациями и типами экономического поведения (не все из которых имеют экономическую природу) и регулирующих отношения между элементами народного хозяйства. Несложно увидеть, что понятие "порядок" близко распространенному в современной англосаксонской литературе понятию "правила игры", которых придерживаются в своем функционировании и взаимодействии экономические субъекты. Огромной заслугой ордолиберальной школы явилось изучение взаимосвязи между собственно экономическими порядками и политическими, государственными и правовыми порядками.

Загрузка...

Ордолиберализм, таким образом, попытался создать цельную картину экономической системы, функционирующей в неразрывном единстве экономических и неэкономических институтов. Подобный подход является принципиально иным по сравнению с неоклассической традицией, которая, как известно, видит предмет экономической науки в изучении взаимодействия максимизирующих субъектов в процессе производства и распределения ограниченных (экономических) благ. Политико-правовой анализ экономических процессов позволил В.Ойкену и его последователям разработать классификацию "экономических порядков" от чисто рыночной до централизованно управляемой модели и изучить характер и способы координации между субъектами.

В послевоенной разрушенной Германии с новой силой возникает вопрос: по какому пути идти? Дистанцируясь теперь и от авторитарно-регулируемой экономики, немцы ищут 3-й путь. Формула этого пути была выдвинута немецким экономистом Альфредом Мюллер-Армаком (1901-1978 гг.). Она состояла из 3-х слов: социальное рыночное хозяйство. В этой формуле будущего Германии была заложена идея сочетания принципов рынка и социального выравнивания. Основная философия социального рыночного хозяйства состоит во взаимодействии рыночного механизма и "социально озабоченного" или "ходатайствующего государства".

Сторонники теории социальной рыночной экономики достаточно плодотворно использовали идеи ордолиберализма в части понимания комплексного подхода к функционированию хозяйства как части более широкой социально-экономической и государственно-политической системы. Вместе с тем между сторонниками этих теорий есть существенные разногласия. Они касаются понимания роли государства, особенно на этапе послевоенного восстановления германской экономики: концепция социальной рыночной экономики настаивала на более активном и непосредственном участии государства в хозяйственной жизни. Начиная с 1948 г., эти идеи приобрели статус государственной доктрины, осуществление которой возглавил профессор, федеральный канцлер ФРГ Людвиг Эрхард. Реализация такой доктрины получила впоследствии название "экономического чуда".

Таким образом идея социального рыночного хозяйства основывается, по Мюллеру-Армаку, на сочетании двух составляющих: рыночное хозяйство и социальная справедливость. Его аргументация по поводу нового пути – социального рыночного хозяйства – охватывала пять основных направлений.

Во-первых, аргументом служила острая критика централизованно управляемых экономик, в том числе тотальной в Германии.

Во-вторых, тщательно сформулированная критика капитализма (рынка) свободной конкуренции.

В-третьих, выделение рыночного механизма как особого управляющего средства.

В-четвертых, обоснование важности социального компонента в экономике и необходимости "социально-мотивированных вмешательств" в нее.

В-пятых, выявление отдельных сфер, где автоматизм рынка не обеспечивает необходимых обществу результатов. Такими сферами названы ценовая, структурная (включая производственный и региональный аспект), жилищная, социальная, денежно-кредитная.

Теоретические идеи экономического устройства претворяются в реальность по мере того, насколько они соответствуют объективным условиям и интересам. Нельзя не отметить при этом важную роль политических сил и власти.

Поворот к новой экономике начался в Германии в условиях жестокого 3-летнего кризиса с денежной реформы 1948 года. Важно, что массе новых денег соответствовала предварительно накопленная масса товаров. Это и послужило (по Л.Эрхарду) необходимой предпосылкой освобождения цен.

Стратегия экономической политики по созданию новой экономики заключалась в это время в возрождении рыночного ценообразования, роста прибыли (за исключением спекулятивной) и способности предприятий к инвестициям. При этом контроль сохранился (по Л.Эрхарду) за ценами на жизненно первостепенные продовольственные товары, а также на нефть, бензин, транспорт и минеральные удобрения.

ФРГ, как известно, получила до 1952 года выделенные по плану Маршалла 1,56 млрд. долларов США, которые, подчеркнем это, пошли в ведущие отрасли промышленности. К 1960 году экономические успехи Германии были уже так велики, что стали говорить об экономическом чуде.

Тем не менее рассмотрение теории ордолиберализма как концептуальной основы экономической системы ФРГ и германской хозяйственной практики позволяет провести различие между концепцией социальной рыночной экономики и другой западноевропейской экономической моделью, которая вплоть до недавнего времени претендовала на роль "теории третьего пути" – скандинавской, или шведской. В самом общем виде оно сводится к следующему. Германская модель – это в основе своей рыночная модель. Она опирается на идеи всеобъемлющей конкуренции и договорного характера установления заработной платы и других ведущих социально-экономических параметров. Шведская модель – это социал-демократическая модель, которая отводит государству место верховной социально-экономической силы. Демократически избранной государственной власти делегируются огромные полномочия по регулированию социально-экономической жизни. Однако нельзя не признать, что концептуальные различия между социальной рыночной экономикой и "скандинавским социализмом" на практике стираются. Все современные западноевропейские "социальные экономики" основываются на взаимопроникновении рыночных и государственных начал, а также на социальной солидарности (социальном партнерстве).

В германской экономической модели государство не устанавливает экономические цели – это лежит в плоскости индивидуальных рыночных решений, – а создает надежные правовые и социальные рамочные условия для реализации экономической инициативы. Такие рамочные условия воплощаются в гражданском обществе и социальном равенстве индивидов (равенстве прав, стартовых возможностей и правовой защите). Они фактически состоят из двух основных частей: гражданского и хозяйственного права, с одной стороны, и системы мер по поддержанию конкурентной среды – с другой. Важнейшая задача государства – обеспечивать баланс между рыночной эффективностью и социальной справедливостью. Трактовка государства как источника и защитника правовых норм, регулирующих хозяйственную деятельность, и конкурентных условий не выходит за пределы западной экономической традиции. Но понимание государства в германской модели и, в целом, в концепции социальной рыночной экономики отличается от понимания государства в других рыночных моделях представлением о более активном вмешательстве государства в экономику.

Германская модель, сочетающая рынок с высокой степенью государственного интервенционизма, характеризуется следующими чертами:

·индивидуальная свобода как условие функционирования рыночных механизмов и децентрализованного принятия решений. В свою очередь, это условие обеспечивается активной государственной политикой поддержания конкуренции;

·социальное равенство. Рыночное распределение доходов обусловлено объемом вложенного капитала или количеством индивидуальных усилий, в то время как достижение относительного равенства требует энергичной социальной политики. Социальная политика опирается на поиск компромиссов между группами, имеющими противоположные интересы, а также на прямое участие государства в предоставлении социальных благ, например, в жилищном строительстве;

·антициклическое регулирование;

·стимулирование технологических и организационных инноваций;

·проведение структурной политики.

Перечисленные особенности германской модели есть производные от ее основополагающих принципов социальной рыночной экономики, первым из которых является органическое единство рынка и государства. Такое сочетание двух начал, которые на протяжении большей части экономической истории были взаимно антагонистичны, впервые сложилось только в последние десятилетия в Западной Европе.

Расширение функций государства в современном обществе при сохранении рыночных свобод, институтов и механизмов в решающей степени обусловлено возросшей сложностью социально-экономического процесса. Многие фундаментальные проблемы сегодняшнего общества не могут быть эффективно решены при помощи только рыночных механизмов. Это, прежде всего, укрепление социальной сферы, которая стала одним из важнейших факторов экономического роста. Так, уровень образования, квалификация рабочей силы и состояние научных исследований непосредственно влияют на темпы и качество экономического роста, что подтверждено эконометрическими расчетами. Огромное влияние на качество рабочей силы, на экономическое развитие в целом оказывают здравоохранение, социальное обеспечение и состояние окружающей среды. Рынок сам по себе не может создать мощной социальной сферы, хотя рыночным механизмам, особенно конкуренции, может быть присуща сильная социальная направленность. В экономической теории, как известно, рассматриваются возможности проявления социальных эффектов в условиях совершенной конкуренции, но реальная жизнь вносит слишком много "помех" и не позволяет проявиться этим эффектам.

Особым фактором объективного повышения роли государства выступает характерная для современных обществ "институциональная ригидность" – наличие социальных и экономических механизмов, которые допускают изменение фундаментальных рыночных переменных только в одном направлении и препятствуют изменениям в обратном направлении. Например, абсолютный уровень цен и зарплаты обычно увеличивается, а когда наступает спад деловой конъюнктуры, то снизить цены и зарплату, уволить часть работников для любого предпринимателя крайне затруднительно. Современная экономика в значительной мере утратила гибкость, которая была присуща раннему капитализму.

Но, естественно, ошибочно было бы видеть в государственном регулировании панацею от всех социально-экономических проблем. Подобно тому как есть "провалы рынка", есть и "провалы государства". Экономическая эффективность – это прежде всего рынок. Все современные развитые экономики опираются на рыночные принципы, которые постепенно воспринимаются всем остальным миром, хотя каждая страна сохраняет национальную специфику.

Прежнее противопоставление государства и рынка в развитых странах потеряло смысл: и государство, и рынок занимают в социально-экономической системе вполне определенное место, выполняют присущие только им функции и существуют в неразрывном единстве. В модели социальной рыночной экономики, по-видимому, найдено удачное сочетание государства и рынка в форме активного вмешательства государства в экономику, прежде всего в социальную сферу, при безусловном соблюдении фундаментальных принципов рыночной экономики.

В модели социального рыночного хозяйства огромное значение придается поддержанию конкурентной среды. Защита конкуренции может рассматриваться как второй основополагающий принцип концепции социального рыночного хозяйства. С целью поддержания конкурентной среды в ФРГ разработаны многочисленные и чрезвычайно подробные законы, что вообще характерно для германской системы государственного экономического управления. Защита конкуренции – одна из центральных функций государства в германской модели, во многом определяющая пути вмешательства государства в экономическую жизнь: рыночная система может легко потерять конкурентный характер, если его не будет поддерживать экзогенная нерыночная сила.

На практике конкурентный механизм действует далеко не всегда гладко. Существует множество монополистических объединений, особенно типичного для германской экономики картельного типа, причем многие из них на деле находятся под покровительством государства. В концептуальном плане, однако, заслуживает внимания сама постановка вопроса о связи между конкуренцией и социальным благосостоянием, которая проявляется в следующем:

·конкуренция обеспечивает наиболее эффективное функционирование рыночного механизма и тем самым способствует максимизации общественного богатства;

·конкуренция устанавливает соответствие между доходами и вложениями факторов производства, в том числе между заработной платой и затратами труда, и таким образом поддерживает социальную справедливость;

·конкуренция ограничивает рост цен и обеспечивает доступность товаров и услуг для основной массы населения.

Третий принцип германской социальной рыночной экономики – это социальное партнерство. Сегодня он становится одним из ведущих принципов организации социально-экономических систем. Идея терпеливого и настойчивого поиска компромисса между социальными группами, объективно предрасположенными к конфронтации, отражает высокий уровень развития общества вообще и его политической культуры в частности. Социальное партнерство - это как бы перерастание рыночных отношений за границы собственно экономики в сферу социальных отношений: продавцы и покупатели рабочей силы договариваются об условиях "сделки" как равноправные участники социального контракта. Западноевропейская модель социального партнерства, особенно в ее германском варианте, давно вышла за рамки отраслевых тарифных соглашений.

Две черты наиболее ярко характеризуют систему социального партнерства в ФРГ. Во-первых, это "принцип соучастия", предусматривающий участие представителей работников в работе наблюдательных советов с правом решающего голоса при обсуждении вопросов заработной платы, условий труда и кадровой политики. Он дает представителям работников реальное право участвовать в управлении предприятием и тем самым превращает их в партнеров работодателей. Работники пользуются очень высокой степенью социальной защиты, например, защиты от увольнений. Примечательно, что в наблюдательные советы включают представителей конкретного трудового коллектива, а не профсоюза. Суть этого правила в том, чтобы оградить наблюдательные советы от социально-политических конфликтов, нередко привносимых на предприятия профсоюзами.

Во-вторых, это существенное ограничение права на забастовку. Согласно закону спорные вопросы обычно должны передаваться на рассмотрение согласительного органа, состоящего из представителей работников, работодателей и независимого председателя.

Инструментарий германской и других западноевропейских экономик далеко не ограничивается описанными принципами и механизмами. Они образуют ядро модели социального рыночного хозяйства и представляют интерес с точки зрения развития реформ в постсоциалистических странах. Наряду с этим необходимо отметить, что, например, сами немецкие специалисты еще не вполне уверены в том, что сформированная экономика и есть социальное рыночное хозяйство. Поэтому повторять, копировать экономическую модель – вряд ли добрый совет. Другое дело – использование здоровых идей и принципов. Однако они требуют специальной адаптации в разных регионах и странах.

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать HTML- теги и атрибуты:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

− 3 = 4